Мэттью Пёрл–Тень Эдгара По 40

01 | 02 | 03 | 04 | 05 | 06 | 07 | 08 | 09 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39


Часть III

Сей эпизод следует непосредственно за частью II первой серии «Секретных глав».

Загадочные слова Дюпона еще отзывались у меня в ушах, и я решился отыскать мсье Кальфона еще раз и напрямую спросить, что ему известно. В отличье от мира, изображаемого иллюстраторами бульварных журналов, если бродить по улицам густонаселенного города, будь он Парижем, Балтиморой или темнейшим местом на земле, большинство людей выглядят на них совершенно сходными друг с другом — они обыденны и неразличимы даже в своих индивидуальных особенностях. Проведя час за осмотром территории моего старьевщика, вглядываясь в лица всех встречных, я от поисков своих вынужден был отказаться.

Почти под одной шестою французской столицы залегают катакомбы. Впервые за все время моего пребыванья в Париже я заметил вход в сии подземные склепы — его можно отыскать у Барьёр-д’Анфёр, Врат Ада. Полагая настроенье свое соответствующим сему унылому названью, я решил исследовать сад, где сей вход располагался.

Доступ публики в него был ограничен, однако рабочие-проходчики, стоявшие вместе с группой инженеров у входа, без лишних слов приняли небольшую плату за то, чтобы я прошел и удовлетворил свое любопытство касаемо странного подземного мира. Лестница оказалась длинна, узка и извилиста. В ней я насчитал по меньшей мере девяносто ступеней. Достигши нижнего уровня, я увидел, что к восьмиугольному вестибюлю катакомб ведет череда извилистых же галерей. Над дверью имелась надпись: «Has ultra metas requiescunt beatam spem spectantes», — ее я оставлю постигать читателю самостоятельно.

В дверях стояли два инженера, кои, узнав, что я приехал из Америки, похоже, взяли себе в головы, будто я, вернувшись на родину, намерен доложить об их мастерстве, а потому с готовностию снабдили меня небольшим фонарем, что помог бы мне в моих изысканьях.

Воздух был влажен и тих на такой подземной глубине. Зайдя чуть дальше, я понял, почему сие место закрыто для публики и почему поблизости от него располагались рабочие. Своды коридоров опасно проседали, и кое-где их вынужденно приходилось подпирать. Почва же тем временем подавалась при каждом моем шаге. Сказать правду, в любой миг я мог быть как сокрушен сверху, так и поглочен снизу. Полагаю, вовсе бы не было неразумным тут же повернуть назад.

В каменоломнях от пола до потолка были сложены кости — распределенные крайне причудливым, даже нечеловеческим манером, так, как сие могли измыслить лишь французы. В одном ряду содержались только руки, в другом — ноги, в третьем — бедренные кости; также на меня пялились несколько шеренг черепов. В мире мертвых ощущаешь себя в полнейшем одиночестве. У вас, как последнего представителя человеческой расы, появляется ответственность — как-то исправить то, что привело к такому изломанному и уродливому концу мертвецов, что покоятся ныне вокруг сими кошмарными кучами костей.

Я миновал небольшой источник — в нем плавало несколько золотых рыбок, единственный признак жизни здесь! — и тут услыхал за своею спиной шорох. Я замер и обернулся, однако ничего не сумел разглядеть в сумрачном воздухе даже с фонарем в руке. Тем не менее, полагаю, меня охватило некое суеверье, ибо я ускорил шаг, направляясь в глубины катакомб. Шорох стал громче — казалось, ко мне маршируют человеческие шаги. Неожиданно меня одолела паника — я припомнил истории о парижских преступниках, что прячутся под землею от полиции. Убедившись, что я по-прежнему не могу ничего различить в черных кавернах у себя за спиною, я крикнул по-французски:

— Кто там?

Я стоял в галерее крипт под низкими сводами. Не успел я сделать и нескольких медленных шагов назад, к таинственному источнику шороха, как из тьмы раздался выстрел. Пистолетный. В стене костей подле меня вдребезги разлетелся один череп. Я побежал, и у меня над головою цели свои нашли еще два выстрела. Я вскричал, но даже раскрывая рот, понимал: я здесь один. Вокруг меня висело чудовищное безмолвие, что нарушалось лишь жарким шагом моего преследователя и отзвуками моих криков.

* * *

— Вы были неправы, — сказал я Дюпону, обнаружив его на кровати в его покоях: растянувшись, он сочинял письмо. Я же до сих пор не мог отдышаться после своего подземного приключенья.

— Вот как? — отвечал аналитик.

Хотя внутренний свой компас я утратил, мне как-то удалось выбежать из катакомб верным путем, и те девяносто ступеней, что отделяли меня от мира живых, я одолел единым махом.

— Правда, — ответил я Дюпону, наливая себе воды. — Старьевщик Кальфон — вот кто убийца Розы Актон, как я и думал.

— Откуда вы знаете?

— Я вам сейчас все обрисую, — сказал я. Пугающие переживанья в катакомбах, мстилось мне, дают мне право объяснить сие даже такому человеку, как Огюст Дюпон. — Сегодня утром я встретил Кальфона: он рылся в мусорной куче неподалеку от тех меблированных комнат, где убили мадмуазель Актон. Сие — территория, на коей по разрешенью полиции ему дозволяется просеивать отходы в поисках ценностей.

— Да, понимаю.

— Очень хорошо. Итак, предписанные часы подобной работы старьевщиков — от пяти до десяти утра. А сие, согласно газетным сообщеньям, и есть время убийства Розы Актон. Посему я и спросил Кальфона, не известно ли ему чего-либо о сем преступленьи. И, как я вам уже докладывал, человек сей от моего вопроса едва не развалился на части и поспешил от меня прочь.

— Продолжайте, прошу вас.

— После нашей сегодняшней с вами беседы я решил вновь отыскать Кальфона и добиться от него ответа, почему он бежал от меня и что ему известно о кошмарной участи Розы Актон. Я обыскал все его обычные угодья — все переулки, в коих он обитает, все кафе, где он сидит. Нигде его не обнаружив, я решил осмотреть катакомбы, кои мой путеводитель по Париже настоятельно советовал мне не пропустить.

— Здесь я с путеводителем совершенно не согласен. Я бы советовал вам пропустить их во что бы то ни стало. Сырость отнюдь не целительна. Да, я вас перебил. Продолжайте же, мсье Кларк.

— Пока я был внизу, мсье, в меня стреляли! Кто-то покушался меня убить, и у меня нет ни малейших сомнений в том, что сие был старьевщик Кальфон, ибо я допрашивал его касательно другого убийства. Следовательно, он и никто другой, мсье, — виновная сторона, и, полагая меня близким к открытью сего, он проследовал за мною и наверняка оставил бы меня гнить в подземелье среди безымянных костей.

Похоже, Дюпон несколько минут над сим заявленьем моим размышлял. Затем отложил перо и набросил на плечи свою накидку.

— Пойдемте, — сказал он.

— Стало быть, вы намерены доложить обо всем префекту? — с удовлетвореньем осведомился я.

— Нет. Вместо этого, если желаете, я покажу вам человека, стрелявшего в вас… а равно и убийцу бедняжки Розы Актон. Это один человек — в сем аспекте своих рассуждений вы были безусловно правы.


Advertisements

6 Comments

Filed under men@work

6 responses to “Мэттью Пёрл–Тень Эдгара По 40

  1. Pingback: Мэттью Пёрл–Тень Эдгара По 41 | spintongues

  2. Pingback: Мэттью Пёрл–Тень Эдгара По 42 | spintongues

  3. Pingback: Мэттью Пёрл–Тень Эдгара По 43 | spintongues

  4. Pingback: Мэттью Пёрл–Тень Эдгара По 44 | spintongues

  5. Pingback: Мэттью Пёрл–Тень Эдгара По 45 | spintongues

  6. Pingback: to be cont’d | spintongues

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s