Мэттью Пёрл–Тень Эдгара По 41

01 | 02 | 03 | 04 | 05 | 06 | 07 | 08 | 09 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40


Часть IV

Сей эпизод следует непосредственно за частью III первой серии «Секретных глав».

Парижский морг — приземистая дорическая постройка, сложенная из массивных каменных глыб, наподобье тех, что используются при строительстве тюрем, дабы предотвратить побеги заключенных. Мне показалось весьма необычайным, что сие хранилище мертвых располагается в непосредственной близости от зеленных лавок рынка Марше-Нёв, но покупатели, перебиравшие в них дары земли, похоже, соседству отнюдь не противились.

Сюда и привел меня Дюпон после того, как мы покинули его квартиру. Вступив во внушительный морг, мы оказались в небольшой зале, заполненной людьми. Залу разделяла прозрачная стеклянная перегородка, предоставлявшая беспрепятственный обзор того, что располагалось по другую сторону. Вокруг нас все с жадностию глядели вперед, словно явились на выставку животных в зверинце Ботанического сада.

По другую же сторону на покатых плитах выставлены были тела. Совершенно обнаженные, за исключеньем тонких набедренных повязок, призванных являть хотя бы некоторую пристойность. Рядом с телами была разложена одежда, коя была на них, когда их нашли. На каждое тело сверху лился поток воды, омывая лица, шеи, груди и ноги, дабы тела не утрачивали свежести. Действовало сие поразительно — тела будто бы шевелились и подергивались.

— То, что здесь выставлено, — объяснил мне Дюпон, — неопознанные трупы. — Сегодня явлены были тела двух мужчин средних лет и красивой молодой женщины: ее выловили из реки.

Сие напомнило мне одну из историй По — «Тайну Мари Роже», мою любимую. В ней персонаж Дюпен со своим помощником предпринимает расследованье в Париже, хотя поистине ими анализируются подробности действительного преступленья, случившегося в Нью-Йорке, — убийства прекрасной продавщицы Мэри Роджерс, найденной в реке Гудзон. Я уже упоминал, что история сия из всей трилогии о Дюпене, обрела наименьшую востребованность публикой. Дюпону в свое время стало интересно, чем же она отличается от прочих.

— Ибо она лишает историческую правду ужаса, — отвечал тогда я.

— Быть может, именно посему общественное мненье предпочитает остальные: обычный разум хотел бы думать, что в вымысле никакой подлинности нет и он не подвержен тем же естественным вопросам, кои мы должны задавать себе что ни день.

Теперь же Дюпон пояснил, что тела в морге выставляются на три дня, давая публике возможность опознать тело родственника либо знакомого, после чего их погребают на участке для бедняков. Одежда, развешанная подле тел, способствовала в опознаньи.

Я едва ли не рассчитывал увидеть здесь старьевщика Кальфона. Но вместо этого единственным знакомым мне лицом оказалась физиономия Лазара — того полицейского, с коим я познакомился в уличном кафе, а затем встретился в меблированных комнатах на Монмартре, где он обследовал магнитами дверь комнаты, некогда принадлежавшей Розе Актон. На его шее отчетливо виднелись красные царапины, оставленные его гадкой привычкой себя расчесывать. Тело же его было единственным, подле которого не висело никакой одежды.

— Мсье Дюпон! — воскликнул я. — Я знаю этого человека!

— Стало быть, вы знаете и убийцу Розы Актон, — ответил аналитик. В голове моей роились тысячи вопросов, но Дюпон жестом велел мне хранить молчанье, пока мы не удалимся от сего места на потребное расстоянье.

* * *

В ближайших публичных садах мы взяли напрокат два кресла.

— Я не понимаю, мсье Дюпон. Как вы могли знать из тех же сведений, коими располагал я, что виновен офицер Лазар?

— Я не знал, что это именно Лазар. Но вместе с тем, у меня имелась уверенность (хоть и не бесспорная), что с убийцею, кем бы он ни был, мы встретимся, просто-напросто нанеся визит в морг. Припомните отчеты об убийстве Розы Актон и нахожденьи ее тела. В них утверждалось, что первому полицейскому, вызванному в меблированные комнаты, потребовался час для того, чтобы взломать дверь. Внутри оказалось тело Розы, заколотой на кровати. Окно в комнате было заперто изнутри, а дымоход слишком узок для человека. Таким манером всем стали известны загадочные обстоятельства — у места преступленья не было ни входа, ни выхода. Сказать короче — само преступленье невозможно. Такова первая ошибка.

— О чем это вы? Ошибка в чем?

— Ни одно свершенное преступленье, мсье, не является невозможным. Ответа к подобному развитию событий имеется два. Во-первых: то, что расследователи просто упустили некую возможность. Но здесь любой ребенок мог увидеть то, что видела полиция: дверь и окно заперты изнутри, а иного пути в комнату нет. Второй ответ — в том, что неверно излагались факты. Если в данном случае сие признать истинным, убийца моментально становится очевиден.

— Я не постигаю хода ваших рассуждений, мсье!

— Слушайте внимательней. Мы не должны смешивать повествованье с истиной. Невозможное деянье, запертая комната, в кою никому не возможно проникнуть телесно либо же кою невозможно телесно покинуть, — сие становится вероятным лишь посредством слов. Давайте начнем сызнова и рассмотрим всех участников обнаруженья тела Розы Актон… Во-первых — хозяйка заведенья. Прессе она подчеркивала, будто никогда не открывает комнат жильцов, если жилец находится внутри. Подлинное значенье сего утверждения мы можем постичь сравнительно легко. Сия хозяйка поощряет селиться у себя юных дам, кои, скажем так, требуют скрытности на еженощной основе. Не ради жилиц своих, но ради их посетителей строго принуждена она не открывать сии двери, ибо иначе упомянутые господа более сюда не вернутся. Однако же по прошествии многих утренних часов, в кои Роза дверь свою не открывала, хозяйка посылает за ближайшим полисменом. Вернее сказать — за полисменом, кой обеспечивает себе всю возможную близость к заведенью. Именно сей полисмен впоследствии сообщит, что ему для взлома двери потребовался час.

— Вы хотите сказать, что ночью с Розою был офицер Лазар!

— Да, хотя в данный миг нашего анализа мы еще не пришли к заключеньям касательно его личности. Какой бы полицейский ни явился первым, он был также тем, кто оставался с Розой и убил ее своею саблей. В сем никакой загадки нет. Загадка изобретена сим полицейским.

— Но в показаньях своих хозяйка утверждает, будто чутче нее в Париже никто не спит, а она не слышала, чтобы кто-то входил в комнату девушки либо выходил из нее.

— Как я уже говорил, по большинству ночей в сии меблированные комнаты входит множество господ, кои также из них и выходят. Более того, одно из общих правил жизни сводится к тому, что ни единого человека, уверяющего будто он или она спит столь чутко, что пробудить его или ее паденьем перышка — плевое дело, в действительности не способно поднять ото сна даже стадо слонов, пробегающее по голове.

— Но как относиться к странному поведенью старьевщика Кальфона?

— А, сие очень просто, мсье Кларк. Старьевщик совершеннейше под пятою полиции. Это она, изволите ли видеть, способна лишить его с таким трудом заработанной латунной бляхи и мановеньем руки уничтожить все его средства к существованью. Старьевщик, зарабатывающий себе на пропитанье разборкою мусора, никого в Париже не боится — никого, за исключеньем полиции. Стало быть, если Кальфон и видел кого-то в окрестности меблированных комнат, и зрелище сие повергло его в ужас, мы можем быть уверены, что тот, кого он видел, работает в полицейском управленьи.

— А моя встреча в катакомбах?

— Вдумайтесь. Большую часть дня вы провели у меблированных комнат, где убили Розу Актон, — искали старьевщика. Вы публично допрашивали старьевщика о сем убийстве. Неужели вы полагаете, будто вас не мог заметить и подслушать сам убийца, либо некто к нему близкий? За вами проследили до катакомб. Преступники нашего города, как вам может быть известно, часто принуждены ими пользоваться для сокрытия от полиции. Ни один преступник в Париже не станет в катакомбах стрелять из пистолета — ибо им прекрасно известно, сколь сие небезопасно: повредив выстрелом хлипкую опору, можно запросто оказаться погребенным в каком-либо из кошмарных провалов. Следовательно, гораздо вероятнее подобную ошибку в сужденьи допустить не вору, а полицейскому.

— Я понимаю все, что вы мне изложили, мсье Дюпон. Но как все это привело к тому, что офицер Лазар лежит сейчас в морге в виде неопознанного трупа бродяги?

— Вы заметили, насколько встревоженным казался префект полиции при встрече с ним, а также, без сомненья, и при следующем вашем с ним рандеву. Префект ощущает на себе давленье президента Луи Наполеона — он должен проявить себя с лучшей стороны. Весть об убийстве пропитала собою всю парижскую прессу, она даже проникла в газетные колонки иных стран. А Луи Наполеон — не из тех, кто добр к людям, кои не приносят ему никаких плодов. Разумеется, префект Делакур, хоть из него мыслитель и неважный, при непосредственном наблюденьи гораздо большего числа фактов, нежели были доступны нам с вами, вывел из них ту же историю, что и мы. Когда он осознал, что вниманье газет к сему делу не погаснет, он понял, что выбора у него нет. И распорядился, чтобы виновного — первого офицера полиции, обнаружившего тело Розы Актон, — устранили… Не уверен, что я когда-либо прежде слыхал о сем Лазаре. Однако я предположил, что виновного полицейского выставят в морге, словно неведомого попрошайку, найденного на улице, лишив мундира и знаков отличья, в назиданье тем, кто попытается угрожать его департаменту, будь то в самой полиции, либо же вне ее.

— Но неужто префект, существо столь благодушное, может оказаться так безжалостен и прикончить того, кого сам же и нанял, мсье Дюпон, более того — выставить его нагое тело на общественный позор в морге?

— Ах, — отвечал Дюпон. — Нелишним вам будет, мсье, отныне размышлять над старой латинской поговоркою: malum consilium quod mutari non potest[1]!


[1] Плохо то решенье, кое нельзя изменить (лат.). Фраза цитируется у римского писателя II в. Авла Гелия в «Аттических ночах» (XVII, 14) и приписывается римскому поэту I в. до н.э. и автору мимов Публилию Сиру («Сентенции», 447).


Advertisements

5 Comments

Filed under men@work

5 responses to “Мэттью Пёрл–Тень Эдгара По 41

  1. Pingback: Мэттью Пёрл–Тень Эдгара По 42 | spintongues

  2. Pingback: Мэттью Пёрл–Тень Эдгара По 43 | spintongues

  3. Pingback: Мэттью Пёрл–Тень Эдгара По 44 | spintongues

  4. Pingback: Мэттью Пёрл–Тень Эдгара По 45 | spintongues

  5. Pingback: to be cont’d | spintongues

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s