the day of talking dolphins

на Радио Голос Омара – воспоминания о “Звуках Му” и книге С.Г. Гурьева (до сих пор мне этот текст нравится, уж извините)

занимательная подборка говорящих переводчиков, и среди них – Ливергант, которому никак не дает покоя Сэлинджер. эта книжка для него – явная свадьба дочери товарища Полянского (тм):

В советское время действовал такой принцип: если книжка переводилась хорошо, то это был перевод на века. «Над пропастью во ржи» после Риты Райт-Ковалевой не переводилась пятьдесят лет. Западная традиция другая. Роман «Мастер и Маргарита», который существует в литературном обиходе всего лет сорок-пятьдесят, имеет уже двенадцать переводов только на итальянский язык. Исходят из того, что каждому новому поколению — свой перевод. Кстати, сейчас «Над пропастью во ржи» перевели заново. И это уже «Ловец на хлебном поле», совершенно другая книжка. Там много обсценной лексики, которая в советском переводе была смягчена. Это другой Холден Колфилд. Он теперь поругивается матом. Если сравнивать, то первый перевод, конечно, гармоничнее.

так и хочется спросить: Александр Яковлевич, а вы книжку-то эту в руках хоть держали? (и спрошу при случае, проблема лишь в том, что мы вращаемся в непересекающихся кругах). выделены оголтелые глупости, был бы книжкой – подал бы в суд за клевету

(впрочем, у ископаемого  уважаемого переводчика наличествуют и другие глупости, например, о редакторах:

Сегодня у переводчика толком нет редактора. Редактор не тратит время на переводчика. Когда он говорит, что все хорошо, — это не повод для радости. Если бы редактор добросовестно делал свою работу, он бы сравнивал перевод с оригиналом и наверняка нашел бы ошибки. Поскольку у переводчика, который долго работает над текстом, глаз уже замыленный, то обязательно нужен свежий взгляд.

ну, это – с кем поведешься, от того и дети. там, где плавает рыба целакант, редакторы не водятся. потому и переводы у него такие. говорю же, наши хабитаты не совпадают)

а суровым уральским мужикам не нравится, что Керуак практиковал “автоматическое письмо” (ну, как они его понимают)

В той же статье о принципах импровизированной прозы Керуак еще советует ничего не обрабатывать, не шлифовать, «ибо самое лучшее произведение — это всегда самая болезненная, пропитанная индивидуальностью выжимка, исторгнутая из баюкающего тепленького защищающего сознания — так фонтанирует из человека песня о нем самом»… Но читатель вправе ожидать еще, что ему споют не только об авторе, но и о мире. А взгляд на мир всегда требует ясности. Разве не был ясен взгляд Пруста, любимого писателя Джека Керуака? И что, если сравнить «В поисках утраченного времени» с «Голым завтраком» предельно мутного Берроуза, еще одного кита битничества? Да, надо мимоходом заметить, что требование ясности не означает упразднения тайн и загадок. Тайны и загадки остаются, но почему бы не говорить об этом ясно?

тут как-то и сказать нечего. пёрлами так и пёрло

ладно, лучше о приятном: фотоэтюд отсюда

Film Review: In P.T. Anderson’s Inherent Vice Pynchon’s “Badass” prevails

Thomas Pynchon, el escritor que está en otro castillo


наш духоподъемный концерт:

Advertisements

Leave a comment

Filed under pyncholalia, talking animals

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s