reading current

Калейдоскоп: расходные материалы (Большая проза)Калейдоскоп: расходные материалы by Sergey Kuznetsov
My rating: 5 of 5 stars

http://dodo-space.ru/lobster/2016-08-19/

 

 

 

Ирландский дневникИрландский дневник by Heinrich Böll
My rating: 3 of 5 stars

Вроде бы милое лирическое страноведение, если б не несколько но. Автор явно не очень понимает, куда он приехал, что поначалу сообщает книге налет восторженного идиотизма, а потом начинает раздражать. Затем проступают оттенки потемнее: все начинается с сердечного надрыва за судьбу «простого народа Ирландии», куда же без него. Потом к ней примешивается континентальный снобизм, и автор местами начинает напоминать какого-нибудь Миклухо-Маклая среди папуасов. Образ автора вообще малосимпатичен — это такой брюзгливый зануда, по капле выдавливающий из себя вину за свою страну во второй мировой, но декларируемой любви к стране пребывания в нем по-прежнему не наблюдается. Зачем он приехал в Ирландию, все равно неясно — в его описаниях, сколь угодно вымышленных, лишь тлен и безысходность. Готов допустить, что в середине 50-х только это там и бросалось в глаза, но многое зависит и от угла зрения — да и все равно мы предпочитаем путешествовать не так.
Перевод двух каких-то чуваков — дурно информированный, очень советский (да и что там было делать двоим на таком маленьком тексте, не очень понятно). Тлен и безысходность они сознательно всеми силами могли стараться классово вытянуть на поверхность, а если там и был какой-то юмор или стоицизм незадачливого путешественника перед лицом нелепых обстоятельств (что примиряло бы с этим текстом), то убить это в переводе можно было бы легко.

Вселенная за пределом догмыВселенная за пределом догмы by Леонид Геллер
My rating: 5 of 5 stars

http://dodo-space.ru/lobster/2016-08-26/

 

 

 

DoomDoom by William Gerhardie
My rating: 5 of 5 stars

Третий роман Джерхарди крайне причудлив — такие называют whimsical, и вот на нем становится понятно, что же это значит вообще. Сначала кажется, что он пустил в ход все тот же сюжет, что знаком нам по «Тщете» и «Полиглотам» (а там он один и тот же) — с теми же поворотами, теми же русскими персонажами, но нет. Постепенно роман оборачивается постмодернистским текстом, в котором сам этот сюжет — персонаж. «Страшный суд» (это как версия, вариантов перевода может быть несколько) — сериальный роман о себе самом, где персонажи существуют одновременно на нескольких планах, в нескольких проекциях и выполняют несколько функций. Последнее, конечно, не фокус, но надо думать, что еще не все приемы Джерхарди разработаны следовавшими после постмодернистами.
Потому что роман этот — приключение не только в языке (где он мешает множество регистров и диалектов, создает отдельные и узнаваемые речевые характеристики, как и полагается всякому уважающему себя настоящему писателю), но и в перипетиях и поворотах сюжета, лишенных даже намека на шаблонность или рецептурность. Свою комедию манер Джерхарди пишет так, словно до него никакой литературы и не было (ни русской, ни английской, никакой) — как бог на душу положил, что называется. Такое ощущение, что текст изобретается у нас на глазах (и предисловие Майкла Холройда, в котором примерно рассказывается история написания романа, от такого ощущения не отталкивает, хотя, казалось бы, должно) — автор творит свой мир так же, как Спайк Миллигэн «разрабатывал ноги» героя «по ходу повествования», и свидетельствовать такому чуду стоит дорогого. Постепенно в этом непреходящем изумлении становится понятным, от чего охуевали его современники и почему все единогласно считали его гением.
Ну и да — мысль об уничтожении мира у Джерхарди (того самого, созданного по ходу повествования) посредством то ли закупорки всех вулканов, то ли подрывом их (тут наш злой гений не очень уверен), конечно, не нова, но тогда, в 1928 году, в этой идее все же была какая-то свежесть. Привет «Клубу Везувий» Марка Гейтисса, в частности.
И привет Флэнну О’Браену. Вся подобная веселуха в романе происходит до тех пор, пока этот псих Де Селби… пардон, де Джоунз — не расщепляет атом. Один-единственный. И в небесах над австрийским холмом, который только и остался от испарившейся земли, не начинают летать Херберт Уэллз (целиком) и клочья Джорджа Бернарда Шо.


по- и пересмотренное

  

  


а наши музыкальные новости в том, что Питер Гэрретт, уйдя в отставку три года назад, вернулся в музыку и выпустил в июле сольник. Midnight Oil тоже собираются вместе играть на следующий год

Advertisements

Leave a comment

Filed under just so stories

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s