childhood songs

сегодня будет про музыку. я уже когда-то начинал вспоминать те песенки, что были у меня в детстве, не вполне очевидные, судя по тому, что было дальше

вот про одну, называется “Тихоокеанская” Константина Листова и Николая Флёрова

был еще один заход на бардовские песенки. тут у истории возникло некоторое продолжение: когда в 2008 году я про это писал, упомянутого в связи с первой песней Сергея Крашенинникова у меня на радарах не было, но не так давно он возник в фейсбуке, и я вчера у него спросил про нее. вот что он мне ответил:

Была такая песенка. все песни для этого спектакля – это песни А. Городницкого, в основном подобрали из того, что к тому времени уже было сочинено, а пару песен он сочинил специально для этого спектакля. (Проезжал через Владивосток, был пойман в гостиничном номере режиссёром спектакля и склонён к сотрудничеству.) Я сам не так давно решил их вспомнить, залез в интернет и нашёл почти все из них…кроме той, о которой ты спрашиваешь. Я списался ВКонтакте с его “стихохранилищем” – там об этой песне не знают. Спросил у Сергея Степанченко, который долгие годы, ездя по концертам в Москве, пел эту песню – не помнит. Спросил в бывшем ТЮЗе – там архива нет. Вот такая она загадка. Начал я вспоминать её сам. Вспомнил только два куплета. А точно помню, что их было там четыре. И вот то, что ты написал – это точно из четвёртого. Покручу в голове, может к этим словам что-то и приклеится. А первые два куплета вот:

Ветер мусор чёрный носит,
Сводят сумерки с ума,
На дворе уже не осень,
Но ещё и не зима.
Где-то солнышко смеётся
В синеве курортных зон…
Ах, когда же он начнётся,
Отопительный сезон?

Замерзают ночью лужи,
Еле светят фонари.
Стало холодно снаружи,
Не теплее и внутри.
Под рукой, как птица бьётся,
Зазвеневший телефон…
Ах, когда же он начнётся,
Отопительный сезон?

А песен в спектакле было 6 или 7, и пел я их весь спектакль – от начала до конца. Спектакль назывался “Следствие”, автор, кажется, Никита Воронов.

Да, было в нём что-то новое – и в пьесе, и в постановке. Работалось в удовольствие, потому что зал соучаствовал. Такое не часто бывало.

тот кусок, который запомнил я, звучит так:

хорошо ли вам живется
в свете пасмурных времен?
ах, когда же он начнется,
отопительный сезон?

меня не удивляет, кстати, что в альтернативной вселенной ВКонтакта Крошу не ответили. а пьеса Никиты Воронова “Следствие” потом выходила один раз, лет через десять, вот пруф. больше я про автора ничего не знаю, но в конце 70-х она была вполне передовой, насколько мне помнится. в общем, если у кого есть значимая информация про песенку “Отопительный сезон” (да и про пьесу и ее автора), буду благодарен. песенку мы, может, соберем, в итоге

со второй описываемой песенкой Валерия Канера все по-прежнему очень просто, вот она. Виктор Рыжаков пел ее примерно так же:

ну и третья – про Кэт и бизонов Оклахомы – по-прежнему нигде не всплыла, так что запрос мирозданию по-прежнему остается в силе. но все это было уже несколько позже.

а теперь – новый раунд воспоминаний. те песенки, которые звучали у меня в жизни еще до того (и отчасти параллельно тому), как в мои руки передали папин магнитофон “Гинтарас” и две доставшиеся по наследству бобины (на одной – весь доступный тогда, но теперь не очень на слуху Булат Окуджава, на второй с одной стороны Александр Вертинский, с другой – Изабелла Юрьева; Высоцкого, как ни странно, в доме не водилось; а вот тяга к белогвардейщине отчего-то была).

вот эта песенка была хитом дачной жизни. ее пел хулиган из местных (и будущий, я подозреваю, уголовник) по фамилии Куклин: “Куклин гитару вынес, аля в беседку послушаем”; не уверен даже, что у него было имя – звали его только по фамилии, а еще у него был старший брат, вот тот был точно уголовник. по вечерам мы с крутым Куклиным компанией втайне от предков бегали на танцы в парк имени Лазо (дело происходило на Санаторной), смотрели из-за сетки, как в конце вечера публика массово дерется под неувядаемые хиты “Я милого узнаю по походке” и “Поспели вишни в саду у дяди Вани” – эти я вам показывать не буду, они достаточно известны.

исполнение здесь вполне аутентичное, как верно замечают в комментариях к видео. самое трудное сейчас, конечно, – найти версию, которая хоть как-то похожа на то, как оно пелось 40 с лишним лет назад (и я не про слова говорю, потому что версий было множество, песни-то стали народными). вот еще один бессмертный хит:

в отличие от пошляка Маркина, поет очень похоже, и, что важно – полную версию, потому что в народе ходил только кусок. в описании этого видео – причудливая история создания песенки вкратце. а вот и ее автор:

и вот это был поистине народный хит, у которого был автор – Александр Лобановский. из множества версий я выбрал самую известную, наверное, а на видео не обращайте внимания:

такое пели во дворах и на свалках, на дачах и в лесу. подобная популярность, ясное дело, не снилась даже фигурантам “Утренней почты”

а была еще отдельная пионерская жизнь, как ни странно сейчас про нее вспоминать, но не авторизованная властью, а подпольная и романтическая, Марина Баринова подтвердит. но о ней как-нибудь в другой раз. так вот, в той реальности хитами были отнюдь не номера из сюиты “Берем с коммунистов пример”. а вот это, например, – песня Наума Лисицы:

тоже похоже. и вот это был очень популярный шлягер Юрия Устинова на слова Владислава Крапивина (авторов, понятно, мы не знали ни в одном из приводимых случаев):

эта пелась тоже по-разному, часто хором и без аккомпанемента. ну и наконец, самое бессмертное, вы будете смеяться. все ее до сих пор знают:

ну а всякий рокенролл случился со мной уже потом

Advertisements

Leave a comment

Filed under just so stories

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s