some slow fishcakes

To Peking: A Forgotten Journey from Moscow to ManchuriaTo Peking: A Forgotten Journey from Moscow to Manchuria by Peter Fleming
My rating: 5 of 5 stars

Прекрасный том дневников, «забытых» автором лет на 15, но все же изданных. 1934 год, Флеминг пускается в свое второе (после «В собственном обществе») путешествие по Азии (Москва и Кавказ не в счет — там та же азиатчина). Довольно потешные приключения под видом «охоты» — охотится у нас автор везде, занимательнее всего — на Кавказе. К сожалению, во Владивостоке и Имане он тоже охотится, отчего те несколько десятков страниц, что посвящены родному городу, несколько теряют в описательности, хотя советский мерзостный бардак, свойственный казенным учреждениям, отображен довольно отчетливо.
Но прелесть такого чтения — еще и в том, что в ДВ Атлантиде постоянно встречаешь знакомых. Например, здесь описано несколько встреч с Борисом Бринером в Харбине (тот в должности консульского служащего даже поучаствовал в разборках Эллы Майяр с японскими солдатами, которые в поезде навешали ей люлей ни за что ни про что: этот случай подробнее описан в «Вестях из Татарии», но там не названы имена). Здесь же подтверждения тому, что Феликс служил у Колчака («в британском мундире»), а Катя Корнакова тосковала по МХАТовской сцене и ненавидела Комиссаржевскую. Сам же Борис по-прежнему сокрушался о потере загородного дома под Владивостоком. Так что от меня нынешнего до брата отца Джеймза Бонда — натурально три рукопожатия, что отдельно приятно.
В те же дни ноября и начала декабря Флеминг — да-да — встречался, само собой, с Рерихом: сначала в Харбине, затем в Шанхае. Называет его «distant», что бы это ни значило, сочувствует тому, что харбинская русская пресса шельмует его «масоном» (ха, знала бы пресса… одним масонством дело бы не ограничилось). Больше ничего особо примечательного не сообщает, но и это нам дает богатую почву для спекуляций. В общем, книга весьма рекомендуется, ее было бы и перевести неплохо, там много занятного не только для ДВ-жителей.

Bayonets to Lhasa: The British Invasion of Tibet (Peter Fleming Collection)Bayonets to Lhasa: The British Invasion of Tibet by Peter Fleming
My rating: 4 of 5 stars

Превосходный очерк причудливого эпизода Большой игры (и ее самой — до определенного хронопредела и в определенных географических рамках). Автор, понятно, представляет английскую точку зрения на события: англичан мотивировало не только (и не столько) имперское расползание России по Азии (Ухтомский: «В Азии для нас нет и не может быть границ», — довольно сильное и странное заявление, по нынешним-то меркам), но и — вполне, кстати, по-азиатски — поддержание престижа. Потому что трогательные котики-англичане, оказавшись в Азии, похоже, заразились боязнью «потерять лицо» (недаром в мемуарах и дневниках самого Флеминга это одно из самых часто встречающихся выражений). Так что в значительной степени (но не исключительно, само собой) Большая игра мотивировалась таким азиатским подходом.
Кроме того, забавно, насколько англичане (но не автор, к его историографической чести) не отдавали себе отчет в российской административной инертности и русской лени: основные усилия по натиску на Тибет с российской стороны осуществлялись индивидуальными подвижниками, авантюристами и буддистами-любителями, которым противостоял весь имперский военно-государственный аппарат Британии. От этого вся подоплека геополитической Большой игры становится до крайности нелепой: амбиции и идеалы увлеченных одиночек с одной стороны против страха потерять лицо с другой. Таинственные и грозные политические силы (или неумолимые тенденции исторического развития, как нас учат учебники) тут как бы не вполне причем.
В общем, довольно нелепое это было предприятие — отправлять дипломатическую миссию в Лхасу таким извилистым путем.

Судьба адмирала Колчака (Россия в переломный момент истории)Судьба адмирала Колчака by Peter Fleming
My rating: 4 of 5 stars

Довольно ехидный — но от этого не менее познавательный — очерк истории интервенции: англичане в нем, конечно, оправдываются, да и у самого Колчака педалируется то, что он был английским добровольцем (хотя это было в его фигуре, как мы понимаем, не главное). Зато эта точка зрения позволяет острее показать подлость чехов и французов, да и, к чести автора, к самим англичанам и их политике он относится вполне критически.
Перевод анонимный — мне не удалось отыскать упоминаний о переводчике и редакторе, хотя сноски, подписанные ими в книге присутствуют. Зная чудовищного издателя книги (Центрполиграф), не удивлюсь, если и в самой физической книге их нет. Но перевод, как ни странно, в общем, ОК, есть лишь незначительные продрочки, вызванные недостаточным владением темой (пара искаженных ДВ-топонимов или то, что сам Флеминг и Майяр называются «двумя юношами») и недостатками редактуры. Но книга, в общем, годная.

Ответственный ребенок. Стихи для детейОтветственный ребенок. Стихи для детей by Вера Полозкова
My rating: 5 of 5 stars

Отличные тексты, лукаво маскирующиеся под детские стишки, с приветами от Силверстина, Филатова и Лира. На самом деле они, конечно, для тех идеальных детей, которые — мы сами, уже взрослые. Но гипотетические дети будущего, наверное, оценят всю их красоту, юмор, эмоциональный заряд (это совершенно иная вселенная, надо заметить, чем мир тань, рыдающих от улетевших в речку мячей), причудливые размеры и незаезженные рифмы. Про нынешних — не знаю, к счастью, я мало с кем из них знаком. Возможно, им по-прежнему скармливают Маршака и Барто (от которых у Веры тоже, кстати сказать, приветы, но вполне ехидные). Тут же — примерно следующее поколение поэзии, пусть даже «детской».

Kimiko and Other Japanese SketchesKimiko and Other Japanese Sketches by Lafcadio Hearn
My rating: 5 of 5 stars

Давно пора было добраться до Лафкадио Хёрна — мало того, что часть ДВ-литературы (он был практически соседом, ибо жил в аккурат на другой стороне Японского моря), так выяснилось, что он еще и ирландский писатель (нет, я не знал), а судьба у него такая, что мало никому не покажется (если коротко: классический случай «его все бросили»). Так что это у меня вполне программное чтение.
Писал он в жанре «лирической этнографии» — про Японию в XIX века еще мало что знали, так что он разрабатывал экзотическую струю, но вполне честно, без сенсационности. В этом сборнике — три истории о тяжелой женской доле. Слог вполне сладостен, а некоторыми фразами легко восхищаться до сих пор.

In Ghostly JapanIn Ghostly Japan by Lafcadio Hearn
My rating: 5 of 5 stars

Еще один прекрасный японский сборник — не только о призраках, конечно, хотя японское сверхъестественное для него практически основная тема. Хёрн еще и очень хороший популяризатор буддизма: здесь есть великолепные и очень познавательные эссе о благовониях и других буддистских маргиналиях (чтобы оценить, конечно, нужно знать о буддизме и синтоизме хотя бы минимум, потому что автор в историю вопроса не погружается, да и не учебник это).
Великолепный очерк о поэзии: напомнил мне, в частности, очень полезное понятие японского стиховедения — ittakkiri (так пишет автор, у него своеобразная, но вполне аккуратная система транскрипции), «все пропало» = «все сказано». Это когда в лирическом высказывании недостает недосказанности, все разжевано. Как раз в этом лично у меня проблема со многими стихами некоторых нынешних — и вроде бы неплохих — поэтов, у которых даже не просто разжевано, а прямо таки положено и даже запихнуто читателю в уши и глаза.
А gossip, как называет свои эссе Хёрн, о буддистских пословицах — прямо-таки обязательное чтение для всех интересующихся.

Chita: A Memory of Last IslandChita: A Memory of Last Island by Lafcadio Hearn
My rating: 5 of 5 stars

Повесть об историческом урагане 1856 года, который смел и смыл чуть ли не все побережье Луизианы и сильно перекроил дельту Миссиссиппи. Такой Паустовский с интригой — лучше сочетания и пожелать нельзя. Первая часть — готовый сценарий фильма-катастрофы, да и дальше все достаточно кинематографично, странно, что до сих пор никто не снял.

Kokoro Japanese Inner Life HintsKokoro Japanese Inner Life Hints by Lafcadio Hearn
My rating: 5 of 5 stars

Своеобразный, но по большей части отличный сборник очерков (и сказок) о «загадочной японской душе», где местами Хёрн больше всего напоминает Гиляровского. В конце XIX века это был вообще популярный модус высказывания, жаль, что сейчас такого мало: видимо, больше нечего открывать (а тут все-таки есть легкий упор на экзотику, хотя до читателя автор не снисходит — излагает все как для нормальных людей).
Своеобразие же, во-первых, в том, что понятие «кокоро» Хёрн толкует как «расовый характер». Ну и примечателен его угол зрения в «послевоенных» «патриотических» очерках — такой джингоистский. Речь, понятно, о Первой японо-китайской войне (1894-95). Россия в ней выступает лишь мрачным пугалом — с японской точки зрения: Хёрн стоит на позициях чуть ли «крымнашевских» в современном изводе: он больше японский патриот, чем сами японцы и с большой любовью описывает весь этот имперский ксенофобский кошмар. Какой ценой страна его потом в ХХ веке изживала, мы знаем, изжила ли — уже другой вопрос. Но с культурологической точки зрения и это бесценно, хотя Японию (да и душу ее) он, понятно, идеализирует (Западный мир, в конце концов, был к нему лично довольно жесток).
Тут есть два его вполне программных текста: эссе о научности (в западном смысле) буддизма и «Несколько мыслей о поклонении предкам». В основном, автор многословно доказывает нам, чем Восток лучше Запада, ибо там «мертвые правят живыми», хотя иногда сам себе несколько противоречит: многие восточные практики мало чем отличаются от западных, если вдуматься, например — посмертное присуждение званий и наград, хотя, мы понимаем, ритуал это крайне нелепый. «Нашит мертвые нас не оставят в живых», в общем.
А раздражает больше всего в этих текстах его постоянное апеллирование к «душе» и «духовному» в западном смысле — даже когда он опровергает ее существование с буддистских позиций. Но он тут прозелитирует, так что и это, в общем, можно извинить.

Alice's Adventures in WonderlandAlice’s Adventures in Wonderland by Lewis Carroll
My rating: 5 of 5 stars

самое примечательное, помимо картинок, само собой (и некоторые оригиналы мы видели), – это предисловие про дали, физику и математику. ну и еще раз подчеркивается родство кэрролла с сюрреализмом. крайне полезно оказалось

Alice Illustrated: 120 Images from the Classic Tales of Lewis CarrollAlice Illustrated: 120 Images from the Classic Tales of Lewis Carroll by Jeff A. Menges
My rating: 5 of 5 stars

хороший маленький сборник иллюстраторов преимущественно начала хх века

Смерть и оживлениеСмерть и оживление by Михаил Гремяцкий
My rating: 1 of 5 stars

Побыл вместе с народом, просветился. Это не макабр, как можно сделать вывод по названию и оглавлению, — это научпоп видного сталинского антрополога (https://ru.wikipedia.org/wiki/Гремяцк…), предназначенный для чтения «товарищам крестьянам» вслух, чтоб они мертвых не боялись. Книжка вполне идиотская, но занятная как артефакт.

Укразия: Кино-роман (Polaris: Путешествия, приключения, фантастика. Вып. IХ)Укразия: Кино-роман by Николай А. Борисов
My rating: 2 of 5 stars

Лихая, но безграмотная ебанина + обычная шизофрения а ля рюсс: «великобританская» валюта «сенты», Варвик-стрит, персонажа-англичанина зовут Виллиам Дройд и проч. Самое прекрасное в этом тексте — названия глав, а то, что между ними, можно и не читать.

Талисман, или Заклинатель духов: Фантастический роман (Polaris: Путешествия, приключения, фантастика. Вып. CXLIV)Талисман, или Заклинатель духов: Фантастический роман by Павел Лукин
My rating: 3 of 5 stars

Совершенно прелестный издевательский анекдот (Белинского подразнить), изложенный восхитительно, пародия на графоманскую самопародию. Недостаток один — слишком короткий.

Джиадэ: Роман ни о чем (Библиотека авангарда, вып. ХIV)Джиадэ: Роман ни о чем by Александр Беленсон
My rating: 5 of 5 stars

С Беленсоном все получилось не так просто, как казалось после прочтения его стишков. Креакл креаклом, а в 1921-28-м сочинил настоящий постмодерновый роман, даже без приставки прото-. «Джиадэ» — шедевр и восторг. Напоминает «Восстание мизантропов» Боброва — чистый метатекст со всеми приемами пост-модернизма и двух-трехслойными шуточками (некоторые были весьма опасны — это понятно даже без сопроводительных текстов и примечаний; подготовка издания, кстати, тут близка к идеальной). Опять же, Горький ругал — а уже это значит, что вещь стоящая.
Судьба автора, впрочем, весьма показательна — при первом заходе я не обратил внимание на ее конец. Очень качественная редакторская работа в «Стрельце», практически творческая — плохие стихи — посредственная критика — гениальный запрещенный роман — омерзительные советские песни и верная служба режиму — советский дурдом с «музыкальными галлюцинациями» (слышал рояль из-под кровати) — Ваганьковское. Видимо, как говорится, для всех нас в этом должен быть какой-то урок.
Роман, тем не менее, остался — спасибо «Саламандре» — и должен радовать собой тех, кому в жизни не хватает сейчас Пинчона.

Dr. Fegg's Nasty Book of KnowledgeDr. Fegg’s Nasty Book of Knowledge by Terry Jones
My rating: 4 of 5 stars

подрывная мурзилка, кое-что отсюда потом реализовано в пост-питонье

 


Advertisements

Leave a comment

Filed under just so stories

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s