our brief respites

чтение последних оказалось полезным, исторические переклички с современностью и здешностью просто разительны. не то чтобы у меня были какие-то иллюзии по поводу титульной нации тут или большинства населения этой страны, но в очередной раз убеждаться, что масса отвратительна в массе своей, – это как-то, ну… в общем. из санитарно-гигиенических соображений я, пожалуй, ограничу общение с окружающим миром до строго необходимого монолога. меж тем:

Blitzed: Drugs in Nazi GermanyBlitzed: Drugs in Nazi Germany by Norman Ohler
My rating: 5 of 5 stars

Книжка, конечно, очень занимательная (непонятно, правда, что сделают с ней в русском переводе) — Третий райх на первитине, Хитлер как политоксикоман. Это даже не альтернативная история (сомневаться в тщательности Олера мы не будем, конечно), а полное соответствие одному из эпиграфов в книге: «Настоящая война никогда не попадет в учебники» (Уолт Уитмен). Так и тут. Применяли ли немцы термобарическое (или даже тактическое ядерное) под Курском или нет — это мы оставим на совести предыдущего оратора, но то, что были обдолбаны вчерняк – это скорее всего факт.
Ну и из умеренно смешного. Война с наркотиками по-прежнему сохраняет риторику наци — но те-то понятно за что и против чего боролись (снять население с «жидовских» кокаина и героина и подсадить на собственную идею). А теперь что? Сила привычки?

Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в 7 томахНюрнбергский процесс. Сборник материалов в 7 томах by Роман Руденко
My rating: 3 of 5 stars

да, для протокола – это я читал в детстве, не помню, где брал – в библиотеке или у соседей. но прочитан семитомник был от корки до корки.

Собрание сочинений в 8 томах, том 1. (Остров Погибших Кораблей. Голова профессора Доуэля)Собрание сочинений в 8 томах, том 1. by Alexander Belyaev
My rating: 2 of 5 stars

Ну вот, решил проверить на прочность. Потому что именно этот 8-томник я когда-то и читал — как и многие, я уверен. И проверки на прочность Александр Романович блистательно не выдержал.
«ОПК» — скоропалительная ебанина похлеще фоновой тех лет, какую сейчас публикует издательство «Саламандра». Ну т.е. написано поспешно, небрежно, герои (явно англосаксы) «переходят на ты». Перечислять глупости этого романа можно долго, но мое воображение поразили «незагорающие акулы» Саргассова моря (им водоросли не дают загорать, поэтому они белые). Этот текст Беляев сочинял, конечно, для среднестатистических идиотов, кого способны увлечь полупропеченные глупости.
«ГПД» (что за фамилия, кстати, — Доуэль? дело вроде бы во Франции происходит; как Штирлиц, видимо) мало чем лучше. Тут тоже все то и дело «кивают головой» и «опускают глаза вниз». Понятно, что в жанровой литературе первой половины ХХ века в СССР были таланты (и та же «Саламандра» некоторых отыскивает и публикует сейчас), которые попросту умели писать, но ни Грин, ни Беляев к их числу не относятся — это халтурщики. У них просто была хорошая реклама, их продвигали как понятные народу посредственности. У Беляева, конечно, все несколько лучше, чем у Грина, он, по крайней мере, чуточку стилистически грамотнее и ровнее, но это как сорта дряни все равно, оба хуже. Ни проверки на маразм, ни проверки на цельность стиля все равно не проходит.
Хотя стиль, конечно, присутствует — торопливого пересказа событий, «киноповести», что ли, но все равно складывается впечатление, что автору самому скучно было сочинять эту хуйню. Полета фантазии там нет (есть «литературная работа» без вдохновения и уж конечно без всякого безумия), а люди говорят так, как люди не говорят.

StonerStoner by John Williams
My rating: 1 of 5 stars

Ну что, побыл я вместе с народом — вернее, интеллигентной его частью. Но недолго.
В моем издании «Стоунера» (фамилию, конечно, нужно было в переводе обыгрывать как «Обдолбыш», но об этом можно только мечтать — ну, или с любовью нашего населения к адаптациям всего на свете к уникальному, блядь, русскому пути, сделать русский римейк с выходцем откуда-нибудь из Черноземного края…) так вот, в моем излании книга предваряется предисловием какого-то идиота, в котором тот как можно подробнее пересказывает весь роман — так подробно, что, в принципе, можно уже и не читать. Что показывает, что идиоты водятся не только в русскоязычном издательском пространстве. Вторая настораживающая причина — в том, насколько часто он упоминает «чистоту прозы». Это, как мы знаем, один из показателей — нет, не тонкости критика, а глупости его и того, что о книге больше нечего сказать.
Нет, ладно — читал я его не поэтому, а чтобы выстроить некую матрицу и посмотреть, как в нее вписывается «Тоннель» Гэсса: издателю показалось, что они могут быть похожи, и я, как честный мальчик, решил эту гипотезу проверить. Проверил. Не похожи — разве что ничтожеством главного героя, но что в этом нового. Гэсс гораздо лучше вписывается в контекст «Белого шума» Делилло (и дело не только в хитлеровских исследованиях).
В общем, «Долбарь» — неинтересный роман о неинтересных людях. Написан он тоже неинтересно. Скучен, как вся наша жизнь, иными словами, и в этом, видимо, и есть гениальность Уильямза, а также великая правда, которую он сумел донести своим романом. Но, опять же, само по себе это не новость, а зачем такое читать — совершенно непонятно. Лучше он не делает, ничему не учит, даже не развлекает, суммируется одной фразой: «жил грешно и подох смешно». Даже эпитомальному обывательскому роману для состоятельности нужно что-то еще.
Нет, мы делаем поправку на то, когда он был написан, но это все равно. Писать в 60-х эмуляцию «русского классического романа» о скучном изводе «лишнего человека» ХХ века (Человеке Никчемном, эдаком безжизненном изводе сельского Растиньяка) — ну как-то, э-э, странно. Критический реализм даже тогда был вчерашней новостью, а в XXI веке Гавальда и подавно труп гальванизировала (и недаром, конечно, его сравнивают с Макъюэном, позором британской литературы; низкие трубы и жидкий дым одного пошиба). Так что вопрос по-прежнему остается — зачем? Разве что из любви к тухлятине, чем и славится современный русский широкий читатель с потугами на обладание мозгом. Понять такие вкусы я могу, а разделить — увольте.
Ладно, резюме на положительной ноте: этому роману следовало бы оставаться в отвалах литературного шлака того периода, а оживать совершенно не следовало.


  

  

  


Advertisements

Leave a comment

Filed under gasslight, just so stories

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.