Category Archives: gasslight

upwards with the arts

“Профиль” о “Срединной Англии” Коу

меж тем “Плюс” Макэлроя верстается. новость этих дней в том, что если Госдеп поддержит, Макэлрой приедет в Россию. но мы знаем, что Госдеп не поддержит. он никогда такого не поддерживает (рад буду ошибиться, впрочем)

по-моему, было уже, но не вредно и повторить: рукопись “Тоннеля” у коллег

из потешного 1: длинный список премии “Мастер” (самая полная версия, гильдия мастеров себе все так мастерски устроила, что заманаешься искать, на что ссылаться). потеха, конечно, в том, что, хотя мы опять в нем (Шаши с “Мифом” Фрая, я с “Учением Дона Б.” Бартелми), премию, как обычно, дадут кому-то другому (и я даже догадываюсь, кому). впрочем, рад за всех номинированных, и спасибо “Фантому” за номинацию

из потешного 2: бесконечно пошутившие чуваки продолжают бесконечно шутить. теперь они официально делают вид, что до них литературы не было, книг не переводили, колеса не знали, говядину хуем рубили. и в их параллельной вселенной

When Gravity’s Rainbow was first translated into Russian a decade ago, the response was underwhelming. But Infinite Jest looks to be different.

ну еще бы. еще меньше впечатления произвел, например, “Улисс”. эти гиганты у нас стоят на плечах карликов, что и говорить. ну, поглядим, что дальше будет. пока что все это очень смешно


Advertisements

Leave a comment

Filed under gasslight, pyncholalia, talking animals

so then

заработала

…что, как мы понимаем, вполне иронично на фоне цензуры и прочего нескончаемого говна. эксперты тут, например, говорят такое:

По его словам, это произошло после консультации с экспертом, аккредитованном при Роскомнадзоре. Доктор психологических наук Вали Енгалычев обратил внимание, что в комиксе есть нацистская символика, а персонаж, с которым борется Дэдпул, одобряет Холокост, «действия национал-социалистического режима в Германии и Ку-Клукс-Клана».

«Эксперт признал, что образ злодея является карикатурным, а произведение — сатирой, но заявил, что холокост, нацизм и расизм не могут являться объектами сатиры и юмора. Это якобы сделает проблему менее существенной, заставит читателя не считать ее важной, а, следовательно, это пропаганда нацизма», — рассказал Дмитровский.

эвона как. сатира и юмор у нас запрещены на территории (тм). “Гонзо” на этом фоне (на нем же происходит выяснение отношений наших дохуя активных общественников с “мистером Бином русской словесности”, который вскользь коснулся псевдоистории и ложнопамяти, а говорил, насколько я понял, о другом – и за это огреб тонны мнений), я напомню, делает “Тоннель” Гэсса (который Шаши уже начала редактировать), где толком не поймешь, сатира это, юмор, сарказм, например, или высокая поэзия. думаю, “эксперты” запутаются. много ли им нужно? хотя неудивительно, что на этом же фоне издатель “Трилогию лорда Хоррора” Бриттона издавать трусит до сих пор (третий год уже, напомню)

но о еще более неплохом: телеграмму вот принесло, старенькую: Виктор Сонькин некогда сказал свое веское слово в т.н. “дискуссии о переводах”: раз и два

если интересно, мой тлгрм-канал со ссылками на такое вот цеховое, напомню, тут

а вот Вера Котенко про “Дом имен” Тойбина. это чуть ли не самая описанная наша книжка последнего времени. люди полюбили вертеть ее в руках и разглядывать – и видеть разное

а вот еще старенькое Ксении Лурье про “Полторы комнаты”-делюкс

ну и “Почтамт” Хэнка получил себе новую почитательницу, хорошо


вот вам целый концерт этих чудесных тирольцев. с пояснениями:

Leave a comment

Filed under gasslight, talking animals

some winter reading

Mort (Discworld, #4)Mort by Terry Pratchett
My rating: 5 of 5 stars

Очень милый роман, но сделаю-ка я, пожалуй, паузу. Хорошенького понемножку. Что-то надоело мне про смерть читать, жизни хочется.

 

ТуннельТуннель by Bernhard Kellermann
My rating: 2 of 5 stars

Русский перевод Полины Бернштейн (1935 примерно года, а всего на русский этот роман переводился 5 раз, 5!), тиражируемый до последнего времени, довольно противен. Мало того, что это изначально был роман из американской жизни, написанный немцем, так на его глупости накладывается и то, что переводчица еще сильнее не знала, что там для чего. Она хоть отчасти и дальневосточница, но переводчица была скверная. К примеру, концертный зал “Мэдисон Скуэр Пэлис”, придуманный для правдоподобия, превращается в некий дворец на Мэдисоновской площади,  который непонятно с какой стати вдруг открывается при большом стечении народу. Это все хоть и объяснимо культурной заповедностью переводчицы, хотя она в свое время поездила по миру, но не означает, что такой текст нужно печатать до сих пор. Некто также снабдил роман примечаниями, где нам объсняют, например, что Шатоква – это такая “еврейская организация”, а “фульхэнд” (который “у меня на руках”) – это “термин игры в покер” (т.е. термин игры в покер у меня на руках, если кто не понял). Кроме того, обычный суконный канцелярит барышни из машбюро здесь украшен идиотскими старческими рюшами и пошлыми фиоритурами, которые портят даже тот минимальный стиль, что, как видно, был в оригинале, и это, как легко заметить, сделано очень по-советски.

С другой стороны, некоторых кусков в анонимном англопереводе 1915 года попросту нет, целыми страницами, и у нумерованных глав возникли названия. Чего-то недостает и в русском переводе, так что верить никому нельзя. Расстрояние от Чикаго до Нью-Йорка в англопереводе 800 миль, что ближе к истине, в русском почему-то 700. Слуга Леон-Лайон в английском тексте японец, в русском китаец. Помимо полиции возникает еще какая-то милиция, ночная кофта на бегу превращается в платье. И т.д. Изучение вопроса показало, что русский текст все ж точнее, несмотря на всю его чудовищность (слуга действительно китаец, например). Ну и миленький штришок: город называется Вашингтон, а имя человека Уошингтон. Поди пойми их, да и сам автор, как видно постарался.

Также присутствует дивное в своем суконно-свинцовом кретинизме предисловие некоего академика Ге. Кржижановского, которых в совнауке был воз и маленькая тележка.

Сам роман плохой, впрочем, эдакая помесь Драйзера и Эйн Рэнд с закосом под фантастику очень ближнего прицела с совершенно дурацким допущением в основе. Пустословный и слегка антисемитский и расистский вербиаж с массой гендерных стереотипов и глупых мотиваций, написанный на отъебись в духе редакционого комментария, что в те поры сходило за актуальную литературу критического реализма. Художественной ценности не имеет. Что же касается восторгов перед изображением технической мощи человека, героического труда и прочей лабуды, то я лично увидел в романе лишь идиотский экстенсивный угар и непродуктивную трату ресурсов. Но почему он так полюбился совкам, очень объяснимо: это такой соцреализм с поэтиццки-экспрессионистским креном, в первые годы Степаниды Власьевны такое еще уважали: там шествует дымящийся трудовой пот (это цитата).

Лучший диалог романа – про дурочку:

— О, какая красота! — без конца повторяла Этель.
— Разве вы никогда не видели Нью-Йорка с высоты?
Этель кивнула.
— Видела, — сказала она. — Я не раз летала над городом с Вандерштифтом. Но в аэроплане такой ветер, что надо все время придерживать вуаль, и ничего не видишь.

Но с Гэссом забавные созвучия есть. Например, когда наш герой Мэк Аллан вспоминает, как он неделю выкапывался из заваленной шахты, когда ему было 13 лет (что само по себе маловероятно). Еще, конечно, дисфункциональный брак Мэка и Мод, хотя по сравнению с парочкой Гэсса роли распределены наоборот, муж занят делом, а жена томится. Странный по своим функциям друг семьи с неправдоподобной фамилией Хобби. Ну и фраза “Туннель когда-нибудь вернет же ему свободу!” конечно.

Памяти памятиПамяти памяти by Мария Степанова
My rating: 5 of 5 stars

Хорошо и приметливо написанная кроссжанровая псеводомемуарная публицистика (я б даже не побоялся слова «мастеровитая»), которую также можно назвать «обывательской». В жизни таких незаметных семейств (хотя семейство под рассмотрением не так уж и незаметно, как нам доказывает автор всем своим текстом, пытаясь вписать его в канву аутсайдерского искусства почему-то: мини-очерки о художниках, хоть и имеют несомненный смысл, и интересны, но выглядят вставными зубами, и между ними она бродит причудливыми и капризными тропками; но никто и не гарантировал связности в таком тексте, с другой стороны) во все времена, особенно, конечно, семейств, переживших советскую власть, много общего. Много и у нас — в семействах автора и этого конкретного читателя, хотя бэкграунды совершенно разные (мое семейство было гораздо незаметнее, судя по всему), но благодаря таким же осколкам жизни, о которых пишет Степанова, видимо, все, кто выжили, и выжили.
Берясь за эту книгу (чтоб быть вместе со своим народом в очередной раз, но не только), я рассчитывал, честно говоря, на какое-то развитие темы исторической памяти у Гэсса, но оказалось, что это действительно ближе к экзорсисам о памяти частной и да, обывательской, и больше всего похоже на первую книгу Пола Остера.
Но вот интересно: одному ли мне показалось, что Степанова как-то оправдывает (уже нем, что объясняет) нынешнюю «вакханалию воспоминания (не пожелать и врагу)», что разворачивается в общественном и мифо-идеологическом пространстве этой страны и оборачивается совкодрочерством?

Mervyn WallMervyn Wall by Robert Goode Hogan
My rating: 5 of 5 stars

Чарующая брюшюра – биокритический очерк 1972 года, когда автор еще был жив (и “до сих пор держит пост” на ирландском радио), а “Кёркус Ревью” еще назывался “Вирджиниа Кёркус Буллетин” и с прямотой, свойственной тому времени, назывался “изданием для среднелобых”. Непонятно только, почему серия “Ирладские писатели” издавалась университетом американской глубинки, но вот так.

Белый Бурхан  (Polaris: Путешеcтвия, приключения, фантастика. Вып. CCLXXXVII)Белый Бурхан by А. Семенов
My rating: 3 of 5 stars

Этническая экзота, написанная крайне бесхитростно, но по горячим, что называется, следам. Зато прекрасно выписаны речевые характеристики. Еще одна глава в истории дальневосточной атлантиды, потому что Алтай, конечно, – это наши края. Главный герой – персонаж вполне реальный, остальное, судя по всему, там для красоты. Подложкой – известная картина Рериха.



Leave a comment

Filed under gasslight, just so stories

our winter season

PC290948

это переводчик перед лицом ада, как нетрудно заметить

December 24, 2018 at 11:19 PM ·

Встречаем Рождество на последнем (15-м) этаже первого венского небоскреба, в котором в разное время жили Курбан Саид (ака Лев Нуссимбаум, как бы автор “Али и Нино”), Ирэн Кафка (переводчица и хорошая знакомая Джойса), Курд Юргенс и Кристоф Вальц. Не могу сказать, что нам тесно от литературы, наоборот – тут просторно и теплые полы.

December 30, 2018 at 10:48 PM ·

Абыскусстве. Второй день ходим по венским музеям, и оба раза великолепно. Вчера был Бройгель известно где, сегодня обалденный Моне, немного Пиросмани и хорошая подборка всяких модернистов из коллекции Батлингера (Альбертине вообще присуждается титул лучшего европейского музея искусств среди нас). Бройгель, что бы там ни говорили, представлен превосходно, народу по таким билетам, как у нас, было мало, мы все успели обсмотреть и обнюхать (и даже пару раз получили по башке, чтобы клювы в Вавилонскую башню не совали; а от Безумной Греты, она же Малахольная Мег, я отлипнуть не мог, наверное, минут 40, и мне никто не мешал; так что визуальная дань Гэссу отдадена). Я как-то раньше не обращал внимания, что у Бройгеля практически на каждом изображении фигурирует конская, коровья или ослиная задница. Ну, кроме портретов, которые ну и рожи. Птички там тоже повсюду. В Альбертине мы открыли для себя Франца Седлачека, духовного отца Михаэля Совы. “Пейзаж с фонарями” Дельво – чистое кино “Прошлым летом в Мариенбаде”. А про совсем современное искусство могу сказать только, что его габариты компенсируются необязательностью его осмотра.

January 2 at 1:10 AM ·

Абыскусстве 2. Ну все, обязательная программа вроде выполнена – полдня в музее Леопольда (который не австро-венгерский монарх, как многие считают почему-то, а офтальмолог, начавший скупать Шиле, когда это еще не было ни модно, ни выгодно). На первой выставке самым крутым оказались водные пейзажи Климта, с их сдвинутыми композициями (я раньше не видел). Коломан Мозер представлен декоративненько, а Рихард Герстль не поразил совсем (у него разве что в портретах интерьеры венских квартир очень втыкательные, я на полчаса завис). Вторая выставка называется почему-то “Шиле-релоуд”, и она огромная и прекрасная (нам пчу-то сказали, что самого Шиле совсем мало, но это неправда, там его дохуища, но все равно неясно, с чего б его перезагружать). Главное, конечно, он сам, самовлюбленный автоэротист и позер (лучше всего это видно по его автографам – у него почерк любующегося собой человека, а автопортреты с артритными пальцами – скорее производное от этого). Дураков же, которые пытались как-то к Шиле примазаться и тоже там выставлены рядом, можно не смотреть, включая очень глупую Луиз Буржуа. Зато там его прекрасные городские дома, которые как вертепы или кукольные театры, и много голых женщин. Рисовальщик он был, конечно, гениальный и невъебенно стильный. Ну а закончили мы сегодня тем, что катались на трамвае мимо того места, где в 1937 году жил Сэлинджер, в честь его столетия (и нет жил он отнюдь не на острове Мацы, в Леопольдштадте, как некоторые убеждены).

January 2 at 9:31 PM ·

Абыскусстве 3. А новый год мы отметили походом на Бетховена в Венском концертхаусе, где дирижировал Андрес Ороско-Эстрада, медельинско-австрийский дирижер и человек с удивительной пластикой и мимикой, причем все участники культпохода поймали себя на том, что либо никогда не слышали Девятую симфонию целиком и живьем одновременно, либо не помнят слова Оды к радости. Ужинали в Пальменхаусе, что отдельный искусствоведческий экспириенс сам по себе, после чего наблюдали фейерверк во всем городе из нашего орлиного гнезда. А сегодня мы еще раз гуляли по городу и приставали к книжным антикварам, в результате обрели два авторских сборника Огдена Нэша, первые издания 50-х годов, и кое-что по живописи. На этом пока все, разговаривать с трепетными читателями я больше не буду и перехожу на обычный режим вещания, так что человеческого слова вы от меня больше не дождетесь. Поехали мы назад к работе.

nash

это в честь него названо одно из полюбленных нами мест Вены – “Нашмаркт”

а вот еще две рождественские истории о том, что происходит с некоторыми нашими книжками:

например, с Мураками

или вот, например, с Мураками

потешное: в треде некоего человека, запущенном в августе и посвященным обсуждению Сэлинджера, в связи с датой предсказуемо наметилось оживление, и – вы удивитесь – туда опять пришли люди, которые прямым текстом призывают расстрелять вашего “просто переводчика” (тм)

ну и последнее на сегодня – Тот, Кто Пишет Роман, обозревает литературный процесс и руками Гэсса аплодирует ему. забавно, что заметили


в общем, впору орать кикиморой, как известно кто

8 Comments

Filed under gasslight, just so stories, talking animals

tunnelling on

так, ну, в общем, продолжаем копать. текст “Тоннеля” вчера сдан редактору (это будет Шаши), и надеюсь, что с ее поддержкой роман похорошеет еще больше. а потом уже ему все пойдет на пользу, даже читатели

  

  

  

вот несколько обложек в помощь будущему дизайнеру

меж тем, при перечитке я обнаружил в романе лейтмотив из русской классики. им, собственно, и исчерпывается содержание этой чертовой кучи страниц. вот он. странно, что этого никто раньше не заметил (“план продолжения стихотворения” тоже применим по самую рукоятку)

впрочем, удивляться тут нечему, раз главный толкователь и проповедник романа у нас – Мистер Бин Русской Словесности. я до сих пор не уверен, что он роман прочел (по крайней мере, в говоримом виду такого не подает), но уже раздает всем интервью, где утверждает, что он будет писать предисловие к русскому изданию. я уточнил у издателя – и надо ли говорить, что в последний раз роман у них в беседах упоминался года два назад, а сейчас это не обсуждалось, и издатель об этом тоже впервые слышит


Leave a comment

Filed under gasslight, men@work

some acerbic reading

ну раз назвали груздем, надо продолжать лечиться. “язвительный”… много он понимает

The Lion and the FoxThe Lion and the Fox by Eimar O’Duffy
My rating: 3 of 5 stars

Исторический контекст – Девятилетняя война, 1596 год. Флоренс Маккарти в Ирландии, хоть и считается узником Тауэра, с ним пытаются договориться эмиссары Хью О’Нейлла, каковые и есть, в общем, главные герои романа, числом 4. К тому же у него неспростые отношения с женой и родиной, он как бы на два фронта работает, и на обоих у него хороший дворовый авторитет. Он, собственно, и есть лис из названия, в то время как лев, надо полагать, – О’Нейлл, и роман исследует как бы разнве отношения ирландских вождей с британской короной.
В романе машут мечами, одевшись в колоритные одежды, вплоть до того, что читатели того времени (а роман вышел в 1921 году) говорили, что для автора он настолько нехарактерен, что О’Даффи узнается только по фамилии на титуле. На самом деле, конечно, нет, еще его можно опознать по обширным диалогам о политике.

Живые и взрослые (трилогия)Живые и взрослые by Sergey Kuznetsov
My rating: 5 of 5 stars

Целиком это, конечно, совсем детская книжка, которая даже не рядится под взрослую: эдакий пропэтченный Гайдар, Тимур и его команда на спидах, помноженные на холливудскую визуализацию в духе раскрашенных винтажных открыток. Все остальное, что относилось только к ранее прочитанной первой части, применимо и к книге целиком, такой фрактал (хе-хе). И из этого получился бы офигительный сериал, естественно, потому что такое чувство, что под телевизор все это и писалось. Ну, или под влиянием телевизора.
Да, и, конечно, очень жаль, что у меня в детстве такой книжки не было.

A College ChorusA College Chorus by Eimar O’Duffy
My rating: 3 of 5 stars

на самом деле, это сборник стишков из студенческой стенгазеты. они в меру забавны и поражают только виртуозной техникой стиха. сто лет назад в студенческой среде дублина культура стихосложения была несравненно выше, что и говорить. с другой стороны, они там и минимум на трех языках говорили (стихи ирландские в книжке тоже есть).

Printer's ErrorsPrinter’s Errors by Eimar O’Duffy
My rating: 4 of 5 stars

«Ошибки печатника» — второй роман Эймара О’Даффи, он знаменует собой некоторый переход от тяжеловесного критического реализма первого романа к последующей сатирической трилогии (и далее к совсем легким детективам 30-х годов). Реалистичен, конечно, — но еще и смешон местами, лукав и написан гораздо воздушнее. По сути, это комедия манер и сатира на дублинское общество перед Великой войной и при ее начале: Ирландское возрождение, Гэльская лига, ирландские добровольцы, театральный бум, рассадник поэтов — вот это все показано изнутри умеренно светского общества через историю незадачливого 46-летнего предпринимателя, который решает влюбиться и взбунтоваться против своих квадратных детей, один из которых считает себя сверхчеловеком. Все в итоге заканчивается хорошо, все оказываются человеческими людьми, и даже любовная интрига разруливается с приятностью. Пираты, сокровище и необитаемый остров там тоже есть.

Малая ГлушаМалая Глуша by Maria Galina
My rating: 5 of 5 stars

Это две приблизительно связанные одним сюжетным поворотом самостоятельные повести, как створки дверей в магическую реальность Совка на одной петле. Магическая реальность первой, «СЭС-2», основана на советском дефиците, ползучем голоде и тяжелой женской доле (поэтому кому ж явиться в южный портовый город, как не духу голода, ну). Вторая, собственно, эпонимная, повесть завораживает больше, ибо она написала в ключе «эстетики ебеней». Обе сделаны хорошо, Галина, несомненно, наследница Стругов, но первая — малообъяснимым с точки зрения стиля и смысла пунктиром.

(обложка тут поистине чудовищна)

 

 TrawlTrawl by B.S. Johnson
My rating: 4 of 5 stars

Еще один роман о раскопках в памяти, как и «Тоннель» — тоже из 60-х, хоть и по другую сторону Атлантики, и значительно короче. Только тут он весь повешен на метафору трала, а не копки ямы, хотя на самом деле, конечно, повествует о морской болезни. Что ж их так прибивало по памяти памяти в то время-то?


  


Leave a comment

Filed under gasslight, just so stories

the stories day

но для начала – вести с полей:

на “большой риск одного человека” Шаши собрано уже чуть больше половины средств, за что вам, дорогие участники большое спасибо. а кто еще не, тот имеет возможность

ну а теперь продолжение нашего иллюстрированного журнала:

5 лет назад запустили астероид

и поэмка Расселла Саламона (1964)

а тут женесеква первейшего разбора: фанфик по “Радуге тяготения”

еще одно доказательство того, что ярлык “Пинчон” сейчас вешают на разное говно (предпочтительно телевизионное)

а вот ненового, но полезного: Уильям Гэсс о 12 самых важных (хаха) книгах

еще идиотских списков: десять лучших книг всякой пьяни

то, что в этом году полвека “Последнему единорогу” Питера Бигла, похоже, в этой стране никого не интересует, кроме нас

ну и немного компромата на Сэлинджера. статус его, для тех, кто интересовался, тот же: 1. новых книжек, видимо, не будет, нас обманули; 2. недотертые необъяснимые странности в “Ловце” при переиздании я исправлю

для тех, кто в Нью-Йорке: с 12 апреля по 8 сентября следующего года в Еврейском музее – выставка про Леонарда Коэна. судя по картинкам, это будет охуенно

ну и еще о его “Пламени” и жизни после

и вот прекрасное из жизни литературных туристов: Сергей Чумичев ходит маршрутами Мураками


Leave a comment

Filed under gasslight, pyncholalia, talking animals

tunnels and corridors

ну что, я вроде его закончил. теперь задача будет превратить его во что-то действительно ценное

The TunnelThe Tunnel by William H. Gass
My rating: 5 of 5 stars

Ну что, пришла пора подводить предварительные итоги и как-то осмыслять эти четыре с лишним месяца, потраченные на этот текст.
С одной стороны — это просто очень длинный и рыхлый роман, в котором ничего не происходит. Т.е. буквально ничего, ни рытья тоннеля, ни жизни духа. Есть жизнь как бы рептильного мозга (на самом деле нет). И вообще, конечно, этому роману лучше было бы остаться в 60-х, когда он и начинал писаться, и каковыми годами он весь проникнут, а в 90-х (и тем паче в 10-х) ему делать нечего, настолько он устарел, и место ему на свалке литературной истории, как «Обдолбышу», с которым его иногда безосновательно сравнивают.
С другой стороны — это гениально воссозданное содержимое помойки одного конкретного не нацело придуманного персонажа. Если, читая (и уж тем более реконструируя на другом языке) этот текст, ни на секунду об этом не забывать, все у нас будет в порядке, и роман даже не будет раздражать.
А раздражает он ужасно (больше, гораздо больше «Бесконечной шутки», хотя казалось бы). Метафоры то и дело разваливаются, сравнения нелепы до клинического идиотизма (по ним можно диагноз ставить, иуж слабоумие там точно вылезет), игра слов чудовищна, поэтические приемы нарочиты и неприятны. Обещанный критиками сладостный стиль наступает иногда, но такие проблески закопаны настолько глубоко в наносах вербиажа, что выглядят случайными.
Кстати, о критиках. Уже стало понятно, что никто из заявляющих о том, что его прочел или что-то понял в тексте, на самом деле, ничего не читал – в лучшем случае, проглядел его по косой (ну или вообще наврали — что с романом о человеке, который постоянно врет, даже — и в первую очередь — самому себе, выглядит даже уместно). Весь обещанный ими инструментарий присутствует, конечно, в обозначенном ничтожном виде, но до заявляемых высот, конечно, не поднимается. Скорее, как упражнения из букваря для слабослышащих. А вот с высотами стиля, как я уже сказал, неувязочка, поэтому верить тем, кто рассказывает нам о том, что «эта книга живет в языке» (нелепее фразу придумать можно, например: «книга найдет своего читателя»), не стоит. Любая книга живет в своем языке (и головах тех читателей, которые ее найдут). Так что caveat emptor, когда будете «критику» читать. Да, и ключевые, якобы, сцены, которым критики, начиная с самых первых, придают такое значение, рассказывая о событиях детства, вроде бы сделавших нашего героя таким, на самом деле — не об этом. Если читать текст, а не писать диссертации по нему или выступать по радио, станет понятно даже умственному калеке, что акценты там расставлены совсем не так, как было бы удобно «критику». Заканчивается книга тоже совсем не тем, что принято считать “концом романа”. Она не заканчивается. У автора просто заканчивается завод. И тут все, как жизни, вы заметили?
Но вот если списывать все эти баги текста на героя-рассказчика, персонажа неприятного, но не настолько, чтобы мы себя с ним не ассоциировали, то тогда да — тогда все гениально. В том, что персонаж этот придумал якобы от кончиков ушей до кончика хвоста нас, в первую очередь уверяет сам автор в корпусе текстов и интервью, которыми счел нужным неохотно пояснить свой magnum opus. Не стоит-де ассоциировать себя с ним (а не ассоциировать трудно, на таком-то пробеге), он придуман, он не автор, он симулякр и колчеданная обманка. Но тут и возникает вопрос: если с ним все так, то стоит ли верить и самому автору? Может, все ж в Колере много от Гэсса (жену писателя, к примеру, кто-нибудь видел? то-то же)? В общем, как бы там дело не обстояло, мы — и я, конечно, в числе этих нас — «экзамен Гэсса» блистательно проваливаем. Вступаем в личные отношения с текстом, негодуем, возмущаемся, влюбляемся в него, он нас не отпускает от себя. Вот херню всякую в соцсеточках и на блогплатформах пишем…
В общем, я пока заткнусь. Роман и без меня найдут за что ненавидеть.

вот какую обложку я предлагаю для русского издания

ну и праздничная песенка нам с вами:

Leave a comment

Filed under gasslight, men@work

still got the looks

начинаем с отдела писем: вот в “Лабиринте” нам (по-видимому нам т.е.) задают вопрос про “Учение Дона Б.”:

А куда делось серийное оформление, господа?!

отвечаем: А никуда оно не делось, господин!! (далее вырезала цензура)

  

ну и заодно: давеча в одной реплике случайно сошлись мистер Бин русской словесности и плагиатор-джойсовед. оказалось, не случайно (спасибо внимательным наблюдателям за творчеством мистера Бина): еще в прошлом году, оказывается, был в эфире такой пассаж:

«Вы в одной из прошлых передач упомянули о том, что Алан Кубатиев переводит «Поминки по Финнегану», ссылаясь при этом на его «Джойса». Но ведь «Джойс» — плохой и сокращенный перевод книги Ричарда Эллманна».

Нет, у Кубатиева, конечно, есть упоминания общеизвестных фактов, и есть, наверное, отсылки к книге Эллманна, но назвать его плагиатом я не могу — просто потому, что там очень много от самого Кубатиева. Я читал разбор, но читал, простите, и кубатиевскую книгу, и его стиль с другим не перепутаю. Его книга о Джойсе, над которой он все-таки пять лет работал, мне представляется довольно глубокой. И многие мысли там симпатичны мне. Я думаю, что он может перевести «Поминки по Финнегану». Хотя уже существующая версия перевода тоже крайне любопытна. В общем, это вам надо выяснить с самим Аланом Кубатиевым — человеком, насколько я знаю, открытым к любым контактам с читателем.

из него, помимо занимательного факта, что наши плагиатор переводит “Финнеганов” (что смешно само по себе; надеюсь, он не взял себе псевдоним Андрей Рене и у него получится примерно то же, что у мистера Бина с Дэниэлевски), становится понятно несколько вещей: мистер Бин не читал книгу плагиатора и уж точно не читал книгу Элманна, мистер Бин врет, как дышит, наши литераторы такого пошиба горой стоят друг за дружку и ради этого готовы на любое вранье и подлог, мистер Бин попросту говорит глупости, всерьез к мистеру Бину, конечно, относиться невозможно.

ладно, теперь о приятном и полезном:

наши книжки в болгарских пейзажах

  

  

  

эксмошный паблик собрал несколько обложек Остера

из приятного: нормальный отзыв на “Радугу тяготения” вдруг

а тут подтверждение того, что ярлык “Пинчон” теперь вешают на всякое непонятное Имеющему Мнение (не обязательно говно, но как правило)

но собрал я вас сюда сегодня не для этого, а чтобы порекомендовать новый блог “The Wasted World – Gothic Pasts and Posthuman Futures”: тут чувак пишет о Пинчоне и постчеловеческой готике (whatever it means), а здесь – о готических складках времени и пространства у Пинчона. несмотря на адский дизайн белым по черному, предвижу увлекательное путешествие, если парень не скиснет

ну и новости из Бара Тома Пинчона

а это два привета Пинчону от Гэддиса (hysteron proteron anyone?)

немного каллиграфии от Леонарда Коэна

ну и последнее на сегодня: кому надо – до сих пор живой и активный ресурс по творчеству и персоне Уильяма Гэсса


еще раз Мэгги Роджерз

Leave a comment

Filed under gasslight, pyncholalia, talking animals

still have it

будет и у вас, если успеете. крауд на цветные открытки-иллюстрации Рэкэма к нашему Стивензу – последние сутки с небольшим. успевайте, чуваки, потом негде взять будет

а “Пыльца” продолжает опылять информацией

книжка меж тем уже верстается

оранжевая книжка была в Красноярске (а у нас ее пока нет)

если приглядеться, слева можно увидеть “Учение Дона Б.”

зато Эггерз виден очень хорошо. это был букпорн от наших коллег

Мистер Бин русской словесности – об американской энциклопедическом романе  (стоит ли говорить, что произведение ДФУ таковым не является; их сгруппировали с Макэлроем и Пинчоном исключительно по признаку толщины; хороший способ классифицировать литературу – как зелененькие книжки, “по красоте” (тм))

еще потешного из него же: Жульверн у Пинчона. опять же, стоит ли говорить, что там не столько ЖВ, сколько другие источники (а ЖВ наш критик просто знает – это примерно как тот наш плагиатор-джойсовед, который знал Парандовского, и потому написал в своей украденной у Эллманна биографии, что Парандовский о Джойсе “почти ничего” не писал)

ладно, хватит глупостей, поговорим о деле: в журнале “Литда” (это сокращение от “Литература двух Америк”, вполне академический журнал, а не пристанище для графоманов) наконец-то появилось что-то интересное (за четыре номера – они неспешны): компиляция человека из Гонконгского баптистского университета о прозе Гэсса. очень рекомендую, потому что внятнее по-русски вы все равно ничего пока не прочтете (хотя больше в этом журнале читать, к сожалению, нечего, а хотелось бы)

ну и прекрасного селфи нам в коллекцию: это Гэсс, Миллер и Аллен Гинзбёрг якобы в лифте Санкт-Петербурга, 1985 год. жил ли в этом доме Достоевский (и пользовался ли он там лифтом), история умалчивает, зато Миллер упоминается два раза – один раз как Артур, другой как Хенри. сам Гинзбёрг и Гэсс, конечно, безошибочны, но все остальное крайне сомнительно (вот такой у Гинзбёрга бардак в архивах)

а это еще более прекрасный снимок: Гэсс, Джон Хоукс и Дон Б. на фоне интервью Солцмена

а тут они с Гэддисом на фоне интервью Шенкенберга. вообще ресурс это хороший, чуваки: здесь собраны интервью Гэсса. так что никого не слушайте, читайте сами

ну а из свежего – новейшее интервью Дона Делилло


1 Comment

Filed under gasslight, pyncholalia, talking animals