Category Archives: just so stories

would you like to hear a story about the old empty barn?

но сначала еще пара заваленных горизонтов:

Horizons11

Horizons12

и один небольшой зоопарк (с):

Пинчон и котики, ну

Сэнсэй и котики

Бен Иззи и котики

пара саундтреков:

Наталья Ломыкина о “Срединной Англии” Коу

Майя Ставитская о втором томе “Убийства Командора” сэнсэя

полезное Пинчон-чтение: Denying the Machine: Luddites, Monsters, and Pynchon’s Posthuman Gothic

и немного лиц друзей:

В 1980-81 году Витя Рыжаков был моим учителем актерского мастерства и режиссером, за что я всегда буду ему благодарен. Мы ставили “Ночь после выпуска”, и на первом курсе универа это было своевременно и актуально. Стоит ли говорить, что я играл главную отрицательную роль? здесь я упоминал о нем, когда описывал песни нашего детства

а этого человека я знаю всю жизнь – мы вместе в детский садик ходили, только тогда архитектором хотел стать я. а стал Паша Казанцев, и это, конечно, правильно и хорошо


Advertisements

Leave a comment

Filed under just so stories, men@work, pyncholalia, talking animals

bad news days cont’d

вчера Смоленский сообщил, что не стало Джимми Брайана

снимка тех лет, когда мы с ним познакомились, у меня нет, а случилось это, когда он только приехал во Владивосток “свататься” к Иришке, и Дёма (старший брат ее, если кто не в курсе) водил его по всем злачным местам города и знакомил со всеми, с кем имело смысл знакомиться, что было отдельным аттракционом, потому что Джиммик оказался Брат по Разуму (Дёма сам не очень верил поначалу своему счастью – ну и счастью сестры, конечно, тоже), только по-русски не очень говорил. что  выяснилось не сразу. в одном таком месте – баре телевидения – мы и познакомились как-то раз. знакомились мы там весь день, помню, – не до фотографирования было, тогда время другое стояло, селфи никто не пилил

image10

а переписывались мы с ним вплоть до его командировки в мае, поддерживая друг друга в разных тех и этих, собирались уже наконец-то опять встретиться…

здесь глава его японской жизни в изложении Смоленского

image2

Leave a comment

Filed under Дёма, just so stories

bad news day

ну это примерно как обухом по голове – в очередной раз понимаешь, как это. просыпаешься, а все вокруг говорят, что Брат Михаил умер

60076188_2345520085506827_1876575446183706624_n

на этой парадной фотографии, сделанной когда-то по приколу – “семейно”, – нет уже троих с сегодняшнего дня – Дэйвушки, малыша Толи и Брата Михаила

14441053_10207168967249979_484429705760247088_n

это мы у него в Вострецово. пока ехали, изобрели мем про “пирожки с пагубными попками”. ржали как кони

vostrecovo-85

а это зима 1985-го, там же. зачем мы туда поперлись зимой, я уже и не помню. потому что могли, видимо

последнее, что Брат Михаил написал у себя в фейсбуке 7 июня:

Измененным сознанием видишь мир в режиме “нарисуй это…” таким-то. Составляющие; бессонница, душняк внутри, острота общения по пустякам. Скорее бы уже определиться по существу.

нас всё меньше

1 Comment

Filed under just so stories

some items to share

первое, конечно, – это пополнение в Баре Тома Пинчона

и вот интересный Пинчон-блог. на немецком: Über “Gravity’s Rainbow” von Thomas Pynchon

а здесь – библиография вторичных материалов для тех, кто всерьез намерен заняться исследованиями (в России, впрочем, таких нет все равно, она в этом смысле как Албания). создатель ресурса гордо сказал: “Стало еще скучнее!”

немного вестей из Пинчон-вселенной:

Game or Cult? The Alternate Reality of the Jejune Institute

а вот это прям с тэгом “даже Пинчон постыдился бы”. мы его только что посмотрели, и это совершенно пинчоновский сюжет (вспоминаем “Винляндию”), только в реальной жизни. смотрится почище любого придуманного триллера

а это – для стерео-эффекта: 9 Rajneeshpuram Residents on What Wild Wild Country Got Wrong

ну и немножко про окрестности Дома Смита опять:

Виктор Некрасов на этом владивостокском снимке – вылитый Костик из “Покровских ворот”. он, как известно, работал в театре, который, как не известно, располагался буквально через дорогу от Дома Смит, где уже жила моя семья (маме в 1938-м было два годика). по ссылке – более подробно, чем Некрасов там занимался

сладкий котик-телеграфист начал читать… нет, не читать, что вы, слушать! котики не читают, они слушают… “Лесенку в небо” Бойна – и, конечно, приходит, к выводам, за которые, я надеюсь, ему потом станет стыдно. …да нет, не станет


Leave a comment

Filed under dom smith, just so stories, pyncholalia, talking animals

some pre-summer reading

Собрание сочинений в 4-х томах, т.1. Машенька. Король, дама, валет. Возвращение ЧорбаСобрание сочинений в 4-х томах, т.1. Машенька. Король, дама, валет. Возвращение Чорба by Vladimir Nabokov
My rating: 5 of 5 stars

Труба позвала в дорогу, и вот я все ж решил побыть вместе со своим народом в очередной раз и перечесть (а местами и прочесть впервые) Набокова/Сирина. Начал, как легко заметить с первого «огоньковского» тома.
Как ни странно, интро Виктора Ерофеева оказалось довольно дельным (чего не скажешь о комментариях Олега Дарка; в целом подготовка издания оставляет желать лучшего, много опечаток, а корректора у 4-томника не было, видимо, вообще), что даже несколько удивительно для 1990 года — хотя тогда все писали честнее, искреннее, литература имела смысл, не то что ныне.
Ну а сам Набоков — видимо, все же в него нужно врасти. Теперь он так не раздражает меня, как раньше, своею вертлявостью и манерностью. Они-то никуда не делись, просто ВВ так отталкивался от великорусского канона классики, надо думать, который своей тяжеловесностью и псевдоглубокомысленной серьезностью, надрывом своим и чем не раздражает теперь гораздо больше. А Набоков играется в кубики, то так сложит их по молодости лет, то эдак, фактически все это — дайджест русской прозы XIX века. Он очень щедр уже в первых текстах (даже на свои привычные словечки: сколько раз у него в этих текстах встречается «млеть» и производные, я даже сбился со счета; также умилительны теннисные «ракеты» и «кофе» среднего рода), и его, как Гамаюна, хорошо читать вслух себе под нос.
Занимательны немцы в «Короле, даме, вальте» — они не весьма достоверны и убедительны, ибо, про сути, те же русские, только обозначены как немцы. Но автор и не испытывал к ним никаких чувств, кроме энтомологического интереса, как известно, с психологией не очень старался, а она от русских эмигрантских кислых щей весьма, наверное, отличалась, хотя, если все же вдуматься, — та же кислая капуста в мозгах. И мы не забываем и глубинной правды: это те же немцы, которые всего через несколько лет после действия романа пойдут единогласно поддерживать Хитлера, — и вот если про это помнить всю дорогу, роман читать становится по-настоящему интересным. А что здесь, что в рассказах первого сборника немцы у него представлены как нация, исключительно торгующая галстуками. И в этом, я бы решил, есть некоторая историческая правда (русские, заметим, ничем не лучше, а других наций тут пока не очень представлено — в рассказах фигурируют только рудиментарные англичане, но это не в счет).
Самое занимательное же в «КДВ» у этого конденсированного русского писателя — это монтажные склейки, приемчики отнюдь не литературные, а кинематографические (не знаю, обращал кто-то внимание на это или нет). Где он мог это подсмотреть, я не знаю, хотя в кино наверняка же ходил, но штука в том, что такой монтаж войдет в широкую моду только лет через 20 после, в «нуарах».

Старые японские сказкиСтарые японские сказки by В. Ф. Корш
My rating: 3 of 5 stars

Феерическое чтение – мало того, что сказки в Японии вполне сюрреальны, как мы знаем, тут они еще и прошли через призмы французского и русского переводов, а переводчик – Валентин Корш – русским владел… ну так, интуитивно, скажем. Вышла полная шизофрения. Очень рекомендую.

Nohow On: Company, Ill Seen Ill Said, and Worstward HoNohow On: Company, Ill Seen Ill Said, and Worstward Ho by Samuel Beckett
My rating: 5 of 5 stars

Еще одна трехчастная медитация, называемая «трилогией», — натурально молитва в темноте. Нетренированного, но вполне дисциплинированного западного ума в поисках просветления. Как и первая «трилогия», эта весьма убедительна, но как медитация не вполне эффективна, хотя некоторого просветления в «ХужеХод» (ну примерно) мы все же добиваемся («Fail better» — это же оттуда). Тренированный восточный ум, конечно, не стал бы городить столько огородов, а сразу выпал бы в пространство без слов. Бекетту труднее.
И да — вот откуда Макэлрой списывал свой «+».


  


Leave a comment

Filed under just so stories

some former reading

The Spacious Adventures of the Man in the StreetThe Spacious Adventures of the Man in the Street by Eimar O’Duffy
My rating: 3 of 5 stars

Еще более суифтовская сатира, чем первый роман, хотя казалось бы, – а оттого сухая и слишком уж социо-культурно-политизированная. Но как фантастика – не без находок: например, там присутствуют муниципальные велосипеды (летающие и бесплатные, но так – вполне как в цивильных городах Европы сейчас). В общем, такие путешествия Галливера на чужой планете, где все устроено навыворот.

Страна экзотики (Polaris: Путешествия, приключения, фантастика. Вып. CCCII)Страна экзотики by Виктор Козлов
My rating: 3 of 5 stars

Удивительное произведение, печатавшееся в “Киевлянине” подвалами: вроде как сенсационная повесть с пропавшими американками, опийными притонами и секретными спальнями в фанзах, которая оборачивается чуть ли политически-шпионским  триллером о пограничной службе. С поправкой на Манчжурию, Порт-Артур и реку Ялу перед русско-японской войной. А с учетом некоторых персонажей, оставшихся за кадром, вроде Бринера-старшего, так этому тексту и вовсе цены нет.

Маятник городаМаятник города by Алексей Клепиков
My rating: 5 of 5 stars

Отличные стихи – и автор редкий. Вот здесь есть еще: http://magazines.russ.ru/ural/2012/2/…

 

dimkin and his picsdimkin and his pics by Dmitry Gorchev
My rating: 5 of 5 stars

Что ни говори, а Горчев гений. Столько лет прошло, и картинки знакомые, и тексты, их сопровождающие, – а читали весь вечер вдвоем, и смотрели, и ржали, как в первый раз. Спасибо, Димкин, – и спасибо Славе Малине и “Своему кругу” за этот небольшой альбом.


  


Leave a comment

Filed under just so stories

samizdat rules

Марк Иоффе рассказывает о своей коллекции самиздата вкратце. она у него началась с их школьного издания (на снимке его представляет вон та обложка школьной тетрадки). понятно, что все это идет еще от “республики ШКИД”, но сводить всю мотивацию только к стебу и кэмпу я б все же поостерегся

здесь он рассказывает о ней подробнее, с большим количеством технических деталей бытования в американской академически-бюрократической среде (фото свежее – этого года – у него пополнение в коллекции:

) примерно вот такое

ну и здесь еще немного о том же собрании, с картинками. а скоро у Марка будет конференция по самиздату вместе с выставкой. в Вашингтоне, естественно, здесь-то все это никому не нужно уже давно

коллекция Марка существует сейчас здесь, он ее куратор (там вообще довольно много занимательного, в этих “особых коллекциях”)

ссылки по теме:

Золотое подполье” – пожалуй, единственный ресурс, на котором собирали цифровые копии нашего рок-н-ролльного самиздата. собрали не то чтоб много, а теперь ресурс поддерживается в состоянии подвешенной анимации, но спасибо, что хоть так

Книжница” – архив артового и литературного самиздата, поддерживается Глебом Симоновым, ресурс вполне жив и очень интересен

а здесь страница нашего журнала =ДВР=, если кому интересно и кто-то еще не видел. несколько статей и юбилейный 13-й номер: это нарезка материалов о портовом роке


ну и музыка удаленных родственников

Leave a comment

Filed under =DVR= archives, just so stories

woodpeckers with acne

(еще вчера мы думали, что это удачная шуточка из “Открыто все время”, а сегодня стало ясно, что жизнь бесстыднее телевидения)

вот какую красоту продавали совсем недавно

ну и вот занимательное (дальше – по ссылке)

вот хороший журнал, кому надо: про пинчономику

маргинальное: LA PRIMERA APARICIÓN El día que Pynchon visitó Springfield

ну а здесь Денис Безносов в неудобном формате статуса фейсбука пытается охватить “Мейсона-с-Диксоном”

Александр Чанцев вдруг о Керуаке-художнике

ну и вот прекрасное о Нелсоне Олгрене (чей уже переведенный сборник рассказов у меня что-то никто никак не может купить – впрочем, оно и понятно: нормальная литература в этой стране нужна только нам и еще паре человек в братских издательствах)


Leave a comment

Filed under just so stories, pyncholalia

bad news day

а потому у нас радиомолчание

Дмитрий Савицкий умер

для меня его образ навсегда останется другим – ну, примерно, как на обложке “Вальса для К.”, а 75-летним я его не представляю

много лет назад я перевел на англо несколько его рассказов (судьба их мне неизвестна), мы какое-то время переписывались. я к тому времени, конечно, уже прочел его первый постсоветский сборник, но книжку он мне прислал:

Kwaltz

но мы так и не встретились. теперь уже когда-нибудь потом, в небесном джазовом погребке

Leave a comment

Filed under just so stories

some outstanding

Психо-машина (Полное собрание сочинений, том I)Психо-машина by Виктор Гончаров
My rating: 2 of 5 stars

Опять читаем для отдыха. Раннекоммунистическая антинаучная хуйня, даже если числить это пародией. Но уж, по крайней мере, фантазия Гончарова не так примитивна, как у Беляева. Хотя мысль о том, что кратеры предназначены для проветривания Луны, заставляет всерьез сомневаться в его рассудке. Хотя в вопросе о соотношении атмосферного давления и веса предметов он даже пишет сноску, в которой признает, что заврался.
Канцелярский же стиль отчетных докладов и протоколов допросов с обилием клише и штампов, которым все это написано, поистине бессмертен. Надо думать, такого убожества народ и достоен, ведь именно на нем для понятности и обращаются к нашим героям жители Луны, слоники с копытцами. Поневоле начнешь подозревать, что он и есть само  предназначение русской литературы. Образец революционного стиля:

Я сидел за столом, подводя последние итоги учета рабочих сил по союзам, отбрасывая те из них, которые по своей близости в работе и обеспечению к везам и спецам могли оказаться ненадежными в революционной борьбе.

Межпланетный путешественник (Полное собрание сочинений. Том II)Межпланетный путешественник by Виктор Гончаров
My rating: 2 of 5 stars

Примитивная придумка про параллельные миры. Отрадно знать, что не один я о нем такого мнения: “Книги-однодневки Гончарова написаны плохо, но залихватски. Настолько, что когда о нём упоминают критики, то уверяют, что Гончаров писал пародии. Но пародировать ему в середине двадцатых годов было некого. Наоборот, он ковал книжки для умственно неразвитых комсомольцев”, — писал Кир Булычев.

To See Paris and Die: The Soviet Lives of Western CultureTo See Paris and Die: The Soviet Lives of Western Culture by Eleonory Gilburd
My rating: 5 of 5 stars

Отличное продолжение книг Слезкина (который консультировал автора) – внятный исторический очерк вестернизации Совка в ХХ веке (как выясняется, она мало чем отличалась от петровской, ибо глубина русского болота не промерена до сих пор).

Завязана эта вестернизация во многом на перевод, понятно – скорее одомашнивающий и приручающий, поскольку фигура честного (“обычного”) переводчика в России и Совке традиционно подменялась продажной фигурой “культурного медиатора” посредника и торговца воздухом, вернее – тем ресурсом, к которому у него имелся допуск. Такие же отвратительные посредники открывали и закрывали затворы кинопроекционных аппаратов, решая, что совкам смотреть, а что нет, и подделывали все, до чего могли дотянуться, включая звуковые эффекты. На фундаменте этой мерзкой патерналистской цензуры и выросло как нелепое искусство дубляжа, сложное и причудливое, временами гениальное, но совершенно ни для чего не нужное, так и наука о советском переводе: как половчее врать и подделывать, прикрываясь трескучими фразами.

Соответственно, такой “переводчик” в первую очередь выполнял прямой политический и государственный (ибо его могли лишить допуска) или непрямой общественный заказ (с онтологией этого последнего сложнее, но, видимо, и ее можно описать формулой “с волками жить – по волчьи выть”). Именно поэтому “честный” перевод в этой стране до сих пор не в чести и вызывает протест “грамотных” масс и размножение “толмачей” и “толкователей”. Гилбурд крута в этой книжке еще и потому, что держит покерфейс всю дорогу, когда говорит о советском переводе, хотя даже из того что она говорит, становится понятно, что переводом это не было, в лучшем случае – идеологизированным продажным пересказом (взять хотя бы цитаты из Хемингуэя). Хотя в те мгновения, когда она, идя вслед за советскими “теоретиками”, явно путает перевод остранняющий и канцелярски-буквальный, как бы считая точный остранняющий “плохим”, а бредовый одомашнивающий “хорошим”, поневоле задумаешься. Не может же она всерьез верить в эту ахинею, преподаваемую в России до сих пор. Здесь даже “речевой остаток” подлежит обязательному нормированию. И о каком таком “сленге” в первом переводе Сэлинджера она толкует? Там не было никакого сленга, самых опасных слов пожилая переводчица либо не знала, либо побоялась написать их, либо их вымарали редакторы, осталась лишь вялая жвачка изобретенного жаргона псевдостиляг, которая все равно взорвала мозги непуганому советскому читателю и критику. Хотя при чем там стиляги-то?

Весь западный культурный продукт таким образом оказывается подделкой, что в литературе, что в кино: от дублированных движущихся картинок до эмуляции живой речи. И еще более понятно становится, что даже то, что в переводе считалось тогда “прогрессивной интеллигенцией” “словом живым”, было все же словом еще каким мертвым. С нынешней точки зрения, конечно, потому что глубина болота неизмерима, как уже было сказано: мертвечиной проникнут весь “культурный язык”, ибо канцелярит стал одним из краеугольных камней “литературной нормы”. Другим – понятие “понятности”, а поскольку народ у нас неуклонно глупеет, глядя в телевизор и читая-таки газеты, пусть даже электрические, беднеет и сам язык, что ж тут непонятного? Это самозаводящийся контур. В газеты пишут такие же нищие духом. Непонятно только одно: раньше монополию на понятность было выгодно поддерживать условному рабоче-крестьянскому парткому (на самом деле – разночинно-мещанскому). А теперь кому? Новым безграмотным элитам? Институционализированной наследной интеллигенции? У кого сейчас монополия на смысл?

В то же время книга эта – история формирования эклектичного советского канона западной культуры (эклектичный – это я учтиво говорю, он на самом деле случаен в своем классовом подборе до полной неразборчивости; см. охуелого Холдена Колфилда, ставшего Тимуром и его командой, или практически нацело придуманного совками Хемингуэя). А 20-30-летнее торможение, с каким в массу совчитателей явился тот же  Хемингуэй, стало и вообще единицей измерения актуальности литературы: только такое запоздание и определяло этот канон много десятков лет. И посейчас мы имеем дело с его отголосками. Хотя понятно, что и Хемингуэй, и Ремарк (да и Сэлинджер) недаром попали в этот канон: оба они заполняли своими текстами тот нравственный вакуум, что служил фундаментом всего советского общества, восполняли (как уж могли в переводе) нехватку нормального и человеческого.

Ну и, помимо прочего – краткий очерк культурно-иделогического противостояния, например, ВОКСа и ЮСИА (конторы родной просто навсегда). Глава о показухе фестиваля молодежи и студентов тоже оказалась бесценной, как и глава о кино. Еще одна глава посвящена советским травелогам, но их почти все я читал (кроме Виктора Некрасова), и у меня они явно вызывают больше омерзения, чем у автора.

Теперь о совсем уж скверном. Соблазн бросить читать эту книжку у меня возник, когда я дошел до полива насчет, “конечно, Васи”, т.е. Сэлинджера: “The only effort to retranslate Salinger—an icono-clastic attempt to challenge Rait-­Kovaleva’s very conception of the book, beginning with the title—­failed. The proj­ect was received as an attack on the translator’s lifework, on the Rus­sian language, and above all, on the literary canon”. Откуда у автора такие данные о провале, мне решительно непонятно, тут она даже ни на кого не ссылается и отделывается голословием. Видимо, все-таки Гилбурд кооптирована нашей институциональной интеллигенцией, и все мои сомнения, приведенные выше, вполне обоснованны. Oh well. Another one bites the dust. А жаль, все начиналось так хорошо, и книжка все равно полезная.

King Goshawk and the BirdsKing Goshawk and the Birds by Eimar O’Duffy
My rating: 5 of 5 stars

Мениппова сатира — жанр, наверное, навеки любимый, а еще лучше — если она с идиосинкратической причудью, как в Ирландии (хотя, казалось бы, куда причудливей). Но в Ирландии просто, видимо, климат влияет на ветвистость высказываний и строительство вербальных замков. Трилогия О’Даффи – его магнум опус — как раз такова, и проблема у нее всего одна: она не так игрива, как лучшие тексты ФОБ или Мервина Уолла, это Серьезная Сатира, в духе декана Суифта, чьим продолжателем и был ЭОД.
Но в этом и кроется прелесть: как только поймаешь обстоятельный мифогенный строй его речи (странице к 40-й), все становится просто прекрасно: он держит покерфейс всю дорогу, описывая даже самые незначительные обстоятельства жизни и перипетии сюжета с помпезной неторопливостью (не говоря уже о редакционных отступлениях и политических комментариях). Любимый пассаж: две страницы армагеддона кровяных клеток с подробностями, которые завершаются резюме: «Кровь у него свернулась от ужаса». Вишенка на торте для любителей жанровой хряпы — действие первого романа трилогии происходит в альтернативной вселенной лет через 40 после Великой войны, которая пошла не совсем так, как описано в учебниках истории. Про разные планы бытия и планеты я уже не говорю.

Eimar O'DuffyEimar O’Duffy by Robert Hogan
My rating: 4 of 5 stars

Очень полезная брошюра, хотя и в ней Хоган чрезмерно критичен к описываемому автору. И детективы у него не так ужасны, и недочеты романов не такие уж недочеты. Критика начала 70х годов была весьма ригористична, и то, что ей казалось недостатками, ныне может ими совсем не быть. И вряд ли было тогда вообще-то. Так что в этом смысле американский критик со среднего запада мало чем отличается в узости взгляда от своих нынешних русских коллег.

Желтый лик: Очерки одинокого странника (Polaris: Путешеcтвия, приключения, фантастика. Вып. ССLVI)Желтый лик: Очерки одинокого странника by Эли Магарам
My rating: 3 of 5 stars

Как и в предыдущей книге сказок Магарама, в очерках его основа стиля – интуитивно понимаемое клише, но многое искупает дальневосточно-китайская экзота Шанхая, в основном – наблюдаемый снаружи быт проституток и кули. Правда, мастурбационных описаний блядей разного пошиба все-таки больше – видно, что автор очень страдает от недоеба.

Писатель он, впрочем, все равно скверный, и все очерки написаны по одному критически-реалистическому шаблону навязшей в зубах русской классики, понимаемой в пределах школьной программы, с редкими выходами в порнографический натурализм. Редкое существительное обходится у него без определения или эпитета-другого, как правило, оценочных. Даже в синтагме “тускло смердит маленький ночник” в слове “маленький” слышится неодобрение автора. Ну а об отношении Магарама к изображаемому, конечно, говорит неоднократно повторяемая им фраза о том, что от китайцев “несет противным расовым запахом”. Видеть подобный расизм у еврея вполне потешно, но показательно.

Еще образчик бессмысленной  ебанины, чтобы не быть голословным:

Упругие, чуть-чуть заостренные груди разбросали массу живых складок, сузили стан и округлили, расширили бедра, придав фигуре юной девушки волнующую прелесть девственницы и неуловимое, сдержанное томление сладострастья.

Век гигантов. Полное собрание сочинений. Том V.Век гигантов. Полное собрание сочинений. Том V. by Виктор Гончаров
My rating: 3 of 5 stars

Продолжение глупой ебанины для комсомольцев, только теперь про марксистскую историю планеты (первая книжонка, напомню, была про марксистскую санитарию и гигиену). Как и во многих других его книжках, тут раздражает юмор для дебилов.
Прикладная американистика: место под названтем Массачузет. Но в целом вполне увлекательно – до тех пор, пока не начинается советское хуеплетство с выборами, сектантской борьбой за власть и наркомпросом.

Под солнцем тропиков. Полное собрание сочинений. Том VIПод солнцем тропиков. Полное собрание сочинений. Том VI by Виктор Гончаров
My rating: 3 of 5 stars

Книжка детская и, в общем, для недоразвитых пионеров, но написана вполне живым языком и даже с потугами на некоторую лихость. С фантазией у него тут тоже порядок, хоть она и пионерская, но мечта о свободе перемещения и коммуникации уже есть (под конец там даже возникает почта, альтернативная почте ссср). Видимо, она – все же основа всей раннесоветской и потом советской фантастик. Так что большевики все ж просчитались. Но какая же,  блядь, тощища – этот советский менталитет во всем:

Затем Петька, как примерный пионер, поинтересовал-
ся: организованы ли австралийские ребятишки в пионер-
отрядах, но на этот вопрос получил столь уклончивый, хоть
и многоречивый ответ, что ничего не понял.

Ясное дело – он-то считал, что все по-русски должны разговаривать. Ну и в австралийской глуши обнаруживается анархист всех мастей и рас сразу, поборник Лукича, который ненавидит Европу и читает лекции обо всем на свете, только не очень ясно, на каком языке; фигура это, в общем, крайне невероятная, но куда ж без пролетариата:

(…Где вступает нога окни-рабата Ленина, гласила одна легенда,
там дохнут белые, как мыши во время половодья, и напол-
няется страна стадами кенгуру…)

Ну а пристегнутый в конец рассказ об отвратительной и убогой советской недотыкомке, эдаком партсуществе поистине гениален и с лихвой компенсирует недостатки других его текстов. Практически Сологуб.


  


Leave a comment

Filed under just so stories