Category Archives: just so stories

some Irish reading

Lazy Idle Schemers: Irish Modernism and the Cultural Politics of Idleness (Field Day Files Book 6)Lazy Idle Schemers: Irish Modernism and the Cultural Politics of Idleness by Gregory Dobbins
My rating: 3 of 5 stars

Рассчитывал научиться лени по этой книжке, но тщетно. Автор рассматривает лень и праздность как основу ирландского (а потому и всемирного) модернизма, родившегося в оппозиции к национальному самоопределению, основой которого было протестантское трудолюбие. Вот из всего этого букета дихотомий самая интересная литература первой половины ХХ века и выползла. Тем самым можно смело говорить, что лень-матушка не только родилась раньше нас, но и много чего породила.
Но вообще, конечно, книжка – образец академического пустословия, перебиваемого пересказами того, что мы и так знаем, от первоисточников до Киберда. И доверие к автору сильно подрывает отсутствие каких бы то ни было упоминаний о Брендане Биэне.

Asses in Clover (Cuanduine, #3)Asses in Clover by Eimar O’Duffy
My rating: 3 of 5 stars

Только к третьему тому трилогии О’Даффи я наконец понял, кого он мне больше всего напоминает, из позднейшего, но знакомого. Он — ирландский Александр Зиновьев. Так же зверино серьезен, и «сатира» его — скорее плохо замаскированный трактат по политэкономии с некоторыми хорошо придуманными парадоксами и чутком потешной поэзии. Если относиться к нему так, как к Зиновьеву, проблем с восприятием не будет.

Texts for Nothing and Other Shorter Prose, 1950-1976Texts for Nothing and Other Shorter Prose, 1950-1976 by Samuel Beckett
My rating: 5 of 5 stars

Потрясающе, конечно, то, что еще до Нобеля Бекетт этими текстами зарабатывал, то есть, как минимум три издательства это публиковали в трех странах, ссорились за них между собой, его герметичные стихи в прозе и монологи требовали у издателей читатели. ХХ век был поистине веком высокой литературы (не в СССР, разумеется). Сейчас такое уже невозможно. Бекетт просто бы не выжил, пошел бы преподавать, наверное и тихо загнулся в рощах акадэма.

'Rommel?' 'Gunner Who?': A Confrontation in the Desert (Milligan Memoirs 2)‘Rommel?’ ‘Gunner Who?’: A Confrontation in the Desert by Spike Milligan
My rating: 5 of 5 stars

Это уже не просто “Уловка 22”, правдивая, жизненная и смешная, тут сильно отдает “Папиной армией” (да, из этого бы получился умопомрачительный сериал). Ну и война в Африке, как мы знаем, была вполне потешна, так что чувакам просто повезло. Отнюдь не окопы Сталинграда, хотя “в войнах кто-то должен гибнуть, на то они и войны”.


  

  


Advertisements

Leave a comment

Filed under just so stories

more watching than reading

так вышло

 

Русская пресса в Китае (1898-1956)Русская пресса в Китае by Чжао Юнхуа
My rating: 4 of 5 stars

Довольно занимательный артефакт — специфический взгляд колонизуемых на колонизаторов, сосредоточенный на журналистике, и вдобавок — марксистский. Сейчас такое редко попадается уже, разве что в виде осколков былых эпох, но тут все же нечто нынешнее.
Очерк истории русской журналистики, в целом, вполне внятный, хоть и учебниковый, ничего нового китайский исследователь нам тут не открывает. А вот титульная картина впечатляет, конечно — и там многое было новостью для меня (спецпропагандистские публикации царского правительства на чужих языках, к примеру; с советскими-то все понятно, но предки тоже это делали).
При этом мы понимаем, что никакой особой доблести в журнализме нет — ни в эмигрантской (с ее «буржуазными традициями» — да, автор (или переводчица) употребляет этот оборот), ни тем паче в советской. Блядство и продажность были одинаковы (это мы знаем и по творчеству Натальи Ильиной, конечно), ничего нового в словесности они нам тоже не подарили — все те же «катехизисы клише», даже не особо различающиеся, убогий язык. Только наборы штампов у каждого свои, но даже цитировать их скучно. Но понять их, конечно, можно (что не значит — оправдать): не будешь демонстрировать скудоумие — тебя не станут читать. Ну и что изменилось за последние 100 лет, спрашивается.
Подготовка издания в целом ок, хотя помимо автора и переводчика над книгой трудился редактор (что мы видим по обилию сносок от редактора), хотя его имя нигде не указано. Ну и корректор многовато captat muscas.

КалендарьКалендарь by Мария Фаликман
My rating: 5 of 5 stars

Маша сейчас, наверное, для меня стала в пятерке любимых живых русских поэтов. Ее “Календарь” – удивительно точное, мастерское лирическое высказывание, и городское, и разнообразное, и музыкальное. А главное – нет здесь никакого надрыва, нет этой “щемящей ноты”, затаенной трагической боли или что они так любят в лирике. Есть спокойный и чистый голос, порой лукавый, но никогда не чрезмерно, голос, которому всегда есть, что и как сказать даже по самому, казалось бы, малому поводу. А крайностей тут вообще нет, как нет и игры в стихи. И голос, и книгу его невозможно оценивать “гендерно” или “направленчески” – все здесь очень живое и ложится прямо на душу. Спасибо.


  

  


последний пункт удался на славу, поэтому саундтреком сегодня продолжение музыки из “Шерлока”

Leave a comment

Filed under just so stories

some residue

сегодня всякое:

вот такое издание “Почтамта” было у коллег. оформлял Илья Стронговский, а тут – его заставки к главам:

интервью с переводчицей писем Ремедиос Варо – привет из Пинчон-вселенной:

а вот это – прекрасное о “дипийских” издательствах, без которых не было бы преемственности русской издательской традиции (уж какая она есть сейчас). ну и про осколки маньчжурской атлантиды интересно:

ну и продолжение фоторепортажей из жутковатого, но интересного времени интервенции – часть 7 (остальные по ссылкам)


и расширенный концерт сегодня:

Leave a comment

Filed under just so stories, pyncholalia

some summer Somme

Собрание сочинений в 4-х томах, т.2. Защита Лужина. Подвиг. СоглядатайСобрание сочинений в 4-х томах, т.2. Защита Лужина. Подвиг. Соглядатай by Vladimir Nabokov
My rating: 5 of 5 stars

ЗЛ – до чего все-таки клаустрофобный роман: в нем душно почище, чем в «Лолите», хотя казалось, что там душнее не бывает. Не про, понятно, никакие он не шахматы, как все отчего-то говорят — и даже не про русских, и то и другое там просто макгаффины. Он про то, как человек постепенно сходит с ума на моноидее, будь то какое-то увлечение, человек или любовь к родине. А это — очень неуютное пространство и неприятное путешествие.
Помимо того, что сам Лужин, как об этом прямым текстом говорит нам автор — случайное сочетание букв и слогов, на его месте мог оказаться любой. При том, что Лужин — конструкт совершенно неправдоподобный: он вообще не сливается в человеческую фигуру, сколько-нибудь напоминающую реальную. Или даже в вымышленного персонажа. Стоит ли говорить, что такие люди бывают и в жизни, и в этой конструкции — большая правда Набокова. Но в романе на его месте — зияние, никакого Александра Ивановича с самого начала.
Но один «запах тюремных библиотек, который исходил от советской словесности», — одно это очень дорого стоит. От нынешней пост-советской словесности он исходит в массе ее до сих пор, никак не выветривается, хотя почти сто лет прошло. Редчайшие исключения правило только подтверждают.
Ну и за такое, как в С, многое простить можно, это действительно повесть исключительная: «Человеку, чтобы счастливо существовать, нужно хоть час в день, хоть десять минут существовать машинально». Выражено очень неуклюже, коряво и вихляво, как многое у Набокова (чем и раздражает до сих пор, ничего не могу с этим поделать: практически отсутствием чеканных формулировок), но подмечено исключительно верно.

И следует добавить, что раздражает еще – вот это барское добродушное коверканье чужих языков, все эти тошнотворные “пузеля” и “пенделя”. Выглядит очень глупо, на самом деле, когда вроде бы умный человек вдруг рядится в зипуны и армяки.

Режиссер сказал: одевайся теплее, тут холодноРежиссер сказал: одевайся теплее, тут холодно by Алеся Казанцева
My rating: 5 of 5 stars

Мало какую книгу я хотел, как эту. Еще со времен популярности ЖЖ в середине 00-х. Даже бросил читать Алесю Петровну ради этого — решил, что вот, мол выйдет книга, тогда и прочту, потому что ну, не тот формат. Так и оказалось. Это в той же традиции русской словесности, которая как бы сиюминутна и дневничок, но на самом деле, лучше читать в книге. Тут тебе и Довлатов, и Горчев, и Лора, и даже Слава Сэ. И самое главное — что это про нас и смешно (а Алеся Петровна, как и многие в этом списке, к тому же, еще и из наших — из понаехавших, Алтай — считай, родные места, не Европа, одним словом).
К сожалению, опечаток (незапланированных) в книжке чуть больше, чем хотелось бы, так что чем там занимались два корректора — непонятно.

По обе стороны океана. Записки зеваки. СаперлипопетПо обе стороны океана. Записки зеваки. Саперлипопет by Viktor Nekrasov
My rating: 4 of 5 stars

Заметки Некрасова о заграничной жизни — вполне вменяемы, за что (вменяемость), надо думать, он и огреб в очередной раз. Но вообще, конечно, написано все тоном очень доброжелательного идиотизма — видимо, он и считался тем уникальным голосом автора, за который его хвалили современники. С другой стороны, только так и можно было писать при совке, чтобы сходить за человека, а не свинцового функционера вообще безо всякого мозга в голове. Об Италии у него смешно про кино и, в частности, о Пазолини (совки еще не успели узнать, что тот — боевой пидарас и нежеланен для строя хотя бы уже поэтому) и очень пафосно о мерзости институционального православия.
Про Америку — тот же умильный тон, каким разговаривают с недоразвитыми детишками, невзирая на прямо-таки революционную критику советского телевидения с его концертами самодеятельности. Но вообще, конечно, во всем, что не касается ванильной критики СССР, Некрасов строит свои рассуждения об Америке на одних вульгарных обобщениях, а потому с точки зрения американистики выходит, в общем, шлак. Одни глупости про «полукультуру» чего стоят, которая-де в Англии называется «mass media», а в Америке «mass culture». В продолжение потешных рассуждений об искусстве в этой части автор рассусоливает о Дали (об архитектуре он пишет с гораздо бо́льшим знанием дела, надо отдать ему должное). Вообще в своих записках об Америке он пользуется, похоже, любым предлогом, чтобы только об Америке не писать — о чем угодно, только не по заявленной теме: об архитектуре, о европейской культуре, даже о том, чего явно не видел сам. Это странная фигура умолчания, если учесть, что дорабатывал он текст уже в глубокой эмиграции, когда до степаниды власьевны дела ему уже, вроде бы, не было. Что это? Въевшийся страх советского человека?
Прочая же проза — «Записки зеваки» и «Саперлипопет» — хороша настолько, насколько может быть хорош извод этакой советской антисоветчины. Беда в том, что автор, даже эмигрировав (а эмиграция для него — все еще «ужжасная трагедия», это видно, но с этим мы ни чего поделать не можем — сейчас все это смотрится совершенно иначе), продолжает все это любить. Не до конца определился, что ли. Ему б ненавидеть за все, что с ним сделали (не очень много, на самом деле, его судьба была удачнее, чем у многих), а он любит все, даже эту свинцовую мерзость. Такой вот гуманизм как недостаток стиля. Самая же кульминация этого — мастурбационное описание запоя с вымышленным Сталиным. Вот скажите, нормальному человеку придет в голову дрочить (даже алкогольно) на отвратительную властную фигуру?
И немаловажная часть сборника — монтаж воспоминаний и писем Копелева и Орловой, которые интересны, в первую очередь фоном, а не тем что кто о ком сказал, это как раз мелко и скучно (ну какая разница, что Некрасов не любил стихи Горбаневской, в самом деле, а искал что бы сказать о ней хорошего, и нашел: у нее зажигалка на шнурке была). И странно осознавать, что сейчас дружишь и общаешься с внуками этих персонажей (вроде Елены Ржевской или той же самой Натальи Горбаневской). В этом как раз и есть урок таких изданий. Все пройдет, чуваки.

Трогательная лингвистика:
«Вашингтон — по-английски Уошингтон». Ну да, а Пляс де Вож, названа в честь «предгорий Вогез». Но, по крайней мере, черту между языками наш автор проводит, и на том спасибо. Грейс Келли у него почему-то называется «принцесса Грасс», хотя она княгиня. (Редактор тоже постарался: сноска «etc. (фр.) — и т. д.». И ведь не поспоришь — как не поспоришь с тем, что Брайтон-Бич — «улица в Нью-Йорке».)
Занимательная география:
«мост через Золотой Рог в Сан-Франциске»
Занимательная литература:
Фрэнсиса Скотта Фицджералда он называет только «Фитцджеральд Скотт» и никак иначе. Почему??? А Льюис Кэрролл у него «писал между делом, чтоб позабавить свою племянницу». Кого он имел в виду, решительно непонятно.
Ну а самый занимательный пассаж заслуживает приведения целиком: «Пошел к “Шекспиру” — книжная лавка любителей старья, английских книг, встреч и чего-то еще. С хозяином-стариком вроде знаком по прошлым приездам. Говорит малость по-русски…» Ну, во-первых, тщательно подобранными словами в описании обосрать можно все что угодно, и наш автор в этом преуспевает (и этого мы ему не простим). А во-вторых, если это не алкогольная фантазия автора (как Сталин), то здесь — первое из встретившихся мне упоминаний того, что великий Джордж Уитмен знал русский язык. Об этом, кажется, не известно никому на свете.
Новое в кулинарии: «кофе-экспресс»; «дроги» (это наркотики, если вы не поняли, а не транспортное средство).

Неко Млеко МолокоНеко Млеко Молоко by Павлик Лемтыбож
My rating: 5 of 5 stars

Новый шедевр от Павлика и Даниила, книга для втыкания, разглядывания, чтения про себя и вслух, а такоже обильного цитирования. Традиция, которую Павлик продолжает, настолько богата и разнообразна, что об ней как-то неприлично. Но все остальное просто великолепно.


  
  

  

  

  

ну и поглядели еще “Великий голод” – этой документалки не знает ни одна система с картинками, поэтому показывать особо нечего. только тут вот эти две серии упоминаются, да еще тут


вести портового рока в честь вчерашнего др лгз:

Leave a comment

Filed under just so stories

would you like to hear a story about the old empty barn?

но сначала еще пара заваленных горизонтов:

Horizons11

Horizons12

и один небольшой зоопарк (с):

Пинчон и котики, ну

Сэнсэй и котики

Бен Иззи и котики

пара саундтреков:

Наталья Ломыкина о “Срединной Англии” Коу

Майя Ставитская о втором томе “Убийства Командора” сэнсэя

полезное Пинчон-чтение: Denying the Machine: Luddites, Monsters, and Pynchon’s Posthuman Gothic

и немного лиц друзей:

В 1980-81 году Витя Рыжаков был моим учителем актерского мастерства и режиссером, за что я всегда буду ему благодарен. Мы ставили “Ночь после выпуска”, и на первом курсе универа это было своевременно и актуально. Стоит ли говорить, что я играл главную отрицательную роль? здесь я упоминал о нем, когда описывал песни нашего детства

а этого человека я знаю всю жизнь – мы вместе в детский садик ходили, только тогда архитектором хотел стать я. а стал Паша Казанцев, и это, конечно, правильно и хорошо


Leave a comment

Filed under just so stories, men@work, pyncholalia, talking animals

bad news days cont’d

вчера Смоленский сообщил, что не стало Джимми Брайана

снимка тех лет, когда мы с ним познакомились, у меня нет, а случилось это, когда он только приехал во Владивосток “свататься” к Иришке, и Дёма (старший брат ее, если кто не в курсе) водил его по всем злачным местам города и знакомил со всеми, с кем имело смысл знакомиться, что было отдельным аттракционом, потому что Джиммик оказался Брат по Разуму (Дёма сам не очень верил поначалу своему счастью – ну и счастью сестры, конечно, тоже), только по-русски не очень говорил. что  выяснилось не сразу. в одном таком месте – баре телевидения – мы и познакомились как-то раз. знакомились мы там весь день, помню, – не до фотографирования было, тогда время другое стояло, селфи никто не пилил

image10

а переписывались мы с ним вплоть до его командировки в мае, поддерживая друг друга в разных тех и этих, собирались уже наконец-то опять встретиться…

здесь глава его японской жизни в изложении Смоленского

image2

Leave a comment

Filed under Дёма, just so stories

bad news day

ну это примерно как обухом по голове – в очередной раз понимаешь, как это. просыпаешься, а все вокруг говорят, что Брат Михаил умер

60076188_2345520085506827_1876575446183706624_n

на этой парадной фотографии, сделанной когда-то по приколу – “семейно”, – нет уже троих с сегодняшнего дня – Дэйвушки, малыша Толи и Брата Михаила

14441053_10207168967249979_484429705760247088_n

это мы у него в Вострецово. пока ехали, изобрели мем про “пирожки с пагубными попками”. ржали как кони

vostrecovo-85

а это зима 1985-го, там же. зачем мы туда поперлись зимой, я уже и не помню. потому что могли, видимо

последнее, что Брат Михаил написал у себя в фейсбуке 7 июня:

Измененным сознанием видишь мир в режиме “нарисуй это…” таким-то. Составляющие; бессонница, душняк внутри, острота общения по пустякам. Скорее бы уже определиться по существу.

нас всё меньше

1 Comment

Filed under just so stories

some items to share

первое, конечно, – это пополнение в Баре Тома Пинчона

и вот интересный Пинчон-блог. на немецком: Über “Gravity’s Rainbow” von Thomas Pynchon

а здесь – библиография вторичных материалов для тех, кто всерьез намерен заняться исследованиями (в России, впрочем, таких нет все равно, она в этом смысле как Албания). создатель ресурса гордо сказал: “Стало еще скучнее!”

немного вестей из Пинчон-вселенной:

Game or Cult? The Alternate Reality of the Jejune Institute

а вот это прям с тэгом “даже Пинчон постыдился бы”. мы его только что посмотрели, и это совершенно пинчоновский сюжет (вспоминаем “Винляндию”), только в реальной жизни. смотрится почище любого придуманного триллера

а это – для стерео-эффекта: 9 Rajneeshpuram Residents on What Wild Wild Country Got Wrong

ну и немножко про окрестности Дома Смита опять:

Виктор Некрасов на этом владивостокском снимке – вылитый Костик из “Покровских ворот”. он, как известно, работал в театре, который, как не известно, располагался буквально через дорогу от Дома Смит, где уже жила моя семья (маме в 1938-м было два годика). по ссылке – более подробно, чем Некрасов там занимался

сладкий котик-телеграфист начал читать… нет, не читать, что вы, слушать! котики не читают, они слушают… “Лесенку в небо” Бойна – и, конечно, приходит, к выводам, за которые, я надеюсь, ему потом станет стыдно. …да нет, не станет


Leave a comment

Filed under dom smith, just so stories, pyncholalia, talking animals

some pre-summer reading

Собрание сочинений в 4-х томах, т.1. Машенька. Король, дама, валет. Возвращение ЧорбаСобрание сочинений в 4-х томах, т.1. Машенька. Король, дама, валет. Возвращение Чорба by Vladimir Nabokov
My rating: 5 of 5 stars

Труба позвала в дорогу, и вот я все ж решил побыть вместе со своим народом в очередной раз и перечесть (а местами и прочесть впервые) Набокова/Сирина. Начал, как легко заметить с первого «огоньковского» тома.
Как ни странно, интро Виктора Ерофеева оказалось довольно дельным (чего не скажешь о комментариях Олега Дарка; в целом подготовка издания оставляет желать лучшего, много опечаток, а корректора у 4-томника не было, видимо, вообще), что даже несколько удивительно для 1990 года — хотя тогда все писали честнее, искреннее, литература имела смысл, не то что ныне.
Ну а сам Набоков — видимо, все же в него нужно врасти. Теперь он так не раздражает меня, как раньше, своею вертлявостью и манерностью. Они-то никуда не делись, просто ВВ так отталкивался от великорусского канона классики, надо думать, который своей тяжеловесностью и псевдоглубокомысленной серьезностью, надрывом своим и чем не раздражает теперь гораздо больше. А Набоков играется в кубики, то так сложит их по молодости лет, то эдак, фактически все это — дайджест русской прозы XIX века. Он очень щедр уже в первых текстах (даже на свои привычные словечки: сколько раз у него в этих текстах встречается «млеть» и производные, я даже сбился со счета; также умилительны теннисные «ракеты» и «кофе» среднего рода), и его, как Гамаюна, хорошо читать вслух себе под нос.
Занимательны немцы в «Короле, даме, вальте» — они не весьма достоверны и убедительны, ибо, про сути, те же русские, только обозначены как немцы. Но автор и не испытывал к ним никаких чувств, кроме энтомологического интереса, как известно, с психологией не очень старался, а она от русских эмигрантских кислых щей весьма, наверное, отличалась, хотя, если все же вдуматься, — та же кислая капуста в мозгах. И мы не забываем и глубинной правды: это те же немцы, которые всего через несколько лет после действия романа пойдут единогласно поддерживать Хитлера, — и вот если про это помнить всю дорогу, роман читать становится по-настоящему интересным. А что здесь, что в рассказах первого сборника немцы у него представлены как нация, исключительно торгующая галстуками. И в этом, я бы решил, есть некоторая историческая правда (русские, заметим, ничем не лучше, а других наций тут пока не очень представлено — в рассказах фигурируют только рудиментарные англичане, но это не в счет).
Самое занимательное же в «КДВ» у этого конденсированного русского писателя — это монтажные склейки, приемчики отнюдь не литературные, а кинематографические (не знаю, обращал кто-то внимание на это или нет). Где он мог это подсмотреть, я не знаю, хотя в кино наверняка же ходил, но штука в том, что такой монтаж войдет в широкую моду только лет через 20 после, в «нуарах».

Старые японские сказкиСтарые японские сказки by В. Ф. Корш
My rating: 3 of 5 stars

Феерическое чтение – мало того, что сказки в Японии вполне сюрреальны, как мы знаем, тут они еще и прошли через призмы французского и русского переводов, а переводчик – Валентин Корш – русским владел… ну так, интуитивно, скажем. Вышла полная шизофрения. Очень рекомендую.

Nohow On: Company, Ill Seen Ill Said, and Worstward HoNohow On: Company, Ill Seen Ill Said, and Worstward Ho by Samuel Beckett
My rating: 5 of 5 stars

Еще одна трехчастная медитация, называемая «трилогией», — натурально молитва в темноте. Нетренированного, но вполне дисциплинированного западного ума в поисках просветления. Как и первая «трилогия», эта весьма убедительна, но как медитация не вполне эффективна, хотя некоторого просветления в «ХужеХод» (ну примерно) мы все же добиваемся («Fail better» — это же оттуда). Тренированный восточный ум, конечно, не стал бы городить столько огородов, а сразу выпал бы в пространство без слов. Бекетту труднее.
И да — вот откуда Макэлрой списывал свой «+».


  


Leave a comment

Filed under just so stories

some former reading

The Spacious Adventures of the Man in the StreetThe Spacious Adventures of the Man in the Street by Eimar O’Duffy
My rating: 3 of 5 stars

Еще более суифтовская сатира, чем первый роман, хотя казалось бы, – а оттого сухая и слишком уж социо-культурно-политизированная. Но как фантастика – не без находок: например, там присутствуют муниципальные велосипеды (летающие и бесплатные, но так – вполне как в цивильных городах Европы сейчас). В общем, такие путешествия Галливера на чужой планете, где все устроено навыворот.

Страна экзотики (Polaris: Путешествия, приключения, фантастика. Вып. CCCII)Страна экзотики by Виктор Козлов
My rating: 3 of 5 stars

Удивительное произведение, печатавшееся в “Киевлянине” подвалами: вроде как сенсационная повесть с пропавшими американками, опийными притонами и секретными спальнями в фанзах, которая оборачивается чуть ли политически-шпионским  триллером о пограничной службе. С поправкой на Манчжурию, Порт-Артур и реку Ялу перед русско-японской войной. А с учетом некоторых персонажей, оставшихся за кадром, вроде Бринера-старшего, так этому тексту и вовсе цены нет.

Маятник городаМаятник города by Алексей Клепиков
My rating: 5 of 5 stars

Отличные стихи – и автор редкий. Вот здесь есть еще: http://magazines.russ.ru/ural/2012/2/…

 

dimkin and his picsdimkin and his pics by Dmitry Gorchev
My rating: 5 of 5 stars

Что ни говори, а Горчев гений. Столько лет прошло, и картинки знакомые, и тексты, их сопровождающие, – а читали весь вечер вдвоем, и смотрели, и ржали, как в первый раз. Спасибо, Димкин, – и спасибо Славе Малине и “Своему кругу” за этот небольшой альбом.


  


Leave a comment

Filed under just so stories